Баранова Наталья Валерьевна — Игры с судьбой. Книга первая (СИ)

Тут можно читать онлайн книгу Баранова Наталья Валерьевна - Игры с судьбой. Книга первая (СИ) - бесплатно полную версию (целиком). Жанр книги: Научная фантастика. Вы можете прочесть полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и смс на сайте Lib-King.Ru (Либ-Кинг) или прочитать краткое содержание, аннотацию (предисловие), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.

Игры с судьбой. Книга первая (СИ)
Язык книги: Русский
Язык оригинальной книги: Русский
Прочитал книгу? Поставь оценку!
0 0

Игры с судьбой. Книга первая (СИ) краткое содержание

Игры с судьбой. Книга первая (СИ) - описание и краткое содержание, автор Баранова Наталья Валерьевна, читать бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Lib-King.Ru.

Выживший в нечеловеческих условиях подземельного заключения бывший офицер стратегической разведки Да-Деган, известный в обществе под именем поэта и певца Арретара, обретя нежданую свободу, находит свой мир изменившимся до неузнаваемости. И решает отплатить тому. кто повинен в бедах его и его народа.

Игры с судьбой. Книга первая (СИ) - читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Игры с судьбой. Книга первая (СИ) - читать книгу онлайн бесплатно, автор Баранова Наталья Валерьевна

Баранова Наталья Валерьевна

Игры с Судьбой

(книга 1, полный файл)

1

Тишина. Только плеск воды. Тьма. Одиночество. И можно биться головой о стены — это ничего не изменит. Потерян счет времени. Он забыт, вероятно, похоронен. Знает ли кто из бывших друзей о его судьбе? Да и живы ли они сами?

Страшное, темное место. Форт Файми. Холодное течение огибает берега скалистого острова, на котором он расположен, и оттого так стыло в каменных стенах форта. Но еще холоднее на душе. Там кусок прозрачного голубого льда, который не дает даже вздохнуть полной грудью.

Страх. Боль. Отчаяние. Он рвался из последних сил, пока можно было рваться. Теперь он готов к смирению. Почти готов. Но на самом дне души еще теплится надежда. Вера в чудо.

Прикрыв глаза, мужчина прислонился спиной к скале, прикусил губу. Близилось время прилива, когда вода, проникая через расщелины скал, стремилась разделить с ним покой его прибежища. Он только гадал, как будет в этот раз — она придет и покроет пол, заставляя неметь щиколотки, или, поднимаясь все выше, ласковыми холодными ладонями коснется его груди, замораживая дыхание.

Проще всего было — смириться — отдаться ее воле. И тогда, когда к нему заглянут, найдут лишь тело. Это было проще. Это было безболезненней, чем бороться каждый раз, получая краткие отсрочки. Бороться бесконечно, зная о тщетности всех усилий. Все равно, его обрекли на смерть. И лишь от него зависит, когда это случиться — сегодня, или он и в этот раз выиграет схватку с костлявой.

"Идиот, — подумал он, награждая себя бесконечно лестными эпитетами, — глупец. Трус! Разве можно было жить, как жил ты, — безучастно взирая на мир, позволяя волнам времени нести себя по течению. Ты же видел, к чему оно несет! Но почему, почему ты был столь безразличен?"

Он потер ладонь о ладонь, пытаясь хоть немного отогреть закоченевшие пальцы, поднес их ко рту, обжигая дыханием. На глаза наворачивались слезы. Знак слабости, облегчение боли. Сколько раз он рыдал, и звук рыданий царапал бесстрастные стены? Разве счесть слез, что слились с солью вод океана?

Он давно потерял счет дням. Да и как отсчитывать дни, где даже луч света не проникает сквозь скалы? Разве что считать мгновения по звуку падающих капель.

Тяжело вздохнув, узник обхватил озябшие плечи. Были мгновения, когда ему казалось, что холод замораживает в жилах кровь. Были минуты, когда дивился на собственную живучесть.

"Я должен выжить, — проговорил упрямо, роняя слова в пустоту, — и я должен отсюда выйти. Должен. И я выйду". Но в это не верилось самому. Только упрямство заставляло раз за разом повторять слова. Словно, произнесенные вслух они могли обрести жизнь и силу.

Далекий, тихий непривычный слуху звук заставил его насторожиться. Жадно вслушиваясь в приближающийся ритм, узник жадно втянул ноздрями стылый воздух. Шаги! Голоса…. Захотелось заглянуть сквозь стену, что б узнать, что случится сегодня и здесь. Узнать, ведут ли подобного ему узника, или кому-то улыбнулась госпожа Судьба.

Свет ударил в глаза, заставив его зажмуриться. Свет! А он, оказывается, успел забыть, что это такое. И слезы катились по щекам, унимая боль во внезапно обожженных глазах.

— Эй, Раттера! — произнес хриплый голос, что показался дивной музыкой, — где ты там? Сдох что ли?

— Нет, — отозвался он, едва шевеля губами. — Я здесь.

— На выход!

Он, пошатываясь, побрел к свету. На дне души надежда расправила крылья, пытаясь взлететь. Он холодно и рассудительно взял ее за горло и придушил, боясь, что несбывшаяся мечта может стоить ему жизни.

"По крайней мере, я увижу мир, — подумалось вдруг. — Увижу людей. Услышу голоса, а дальше — будь, что будет".

Кто-то подхватил его под руку, поволок. Сил сопротивляться не было, как не было силы идти наравне с конвоем.

"Ну что, старик, — подумалось не без усмешки, — укатали сивку крутые горки? Нет ничего вечного под луной".

— Как бы душу не отдал, — проговорил второй.

— Нам — то что? — отозвался хриплый. — Сдадим коменданту, а дальше не наша забота. Ну, драгоценный, пошевеливайся!

Он не ожидал тычка, и потому чуть не повалился на пол. Негромкий смешок вернул в сердце ярость. Мужчина прикусил губу, сдерживая ее. Как бы хотелось развернуться и ответить обидчикам. Но все силы ушли на то, что б выжить в этом царстве вечной зимы. Сил оставалось немного.

Механически передвигая ноги, он отсчитывал ступени, ведущие вверх. Нисхождение не было столь долгим, когда-то он проделал этот путь за несколько минут, еще не вполне осознавая, что же ждет его в негостеприимных стенах.

Сколько ж времени прошло с той поры? Сколько дней? Спросить бы, но у кого спрашивать? К конвоирам обращаться с расспросами он не желал.

Гордость, составившая компанию робкой надежде, не позволяла унижаться. Если б он мог, скрутил бы шею и гордости.

Если б было в его силах — повернуть время вспять, многое, очень многое сделал бы иначе. В стенах крепости вечной зимы перебирал не раз четки прошедших дней. Терзая себя и каруя, словно мало было испытаний, мучивших тело, он не давал покоя собственной душе.

Если б он мог!!! Но время не ходит вспять. Можно лишь помнить, радоваться и сожалеть. Можно лишь вспоминать прошлое, чуть менее призрачное, чем караулящее за поворотом грядущее. А переписать минувшее набело не дано.

"Если только мне будет дано выйти отсюда, — подав голос, прошептала надежда, — если только я вырвусь на волю, обещаю, никогда и никому больше не позволю забыть себя вот так!!! Никогда!!!! Никогда не стану созерцать зеленые волны реки времени!!! Никогда и никто не посмеет сказать, что я жил как растение — не имея сил и воли творить самому свою судьбу!!!! Лишь бы вырваться!"

Со вздохом узник вспомнил коменданта — невысокий, суетный человек, бесцветный, словно сделанный из стекла, лишь мельком заглянув в приказ, распорядился спустить его в подземелья. Он помнил свой нелепый, изумленный вопрос: "Надолго?", на что комендант лишь безразлично пожал плечами. Как давно это было!!!

И что творилось в мире эти бесконечные несколько столетий, декад, дней? Во что вылился нелепый и дерзкий, самоубийственный, по сути, бунт? На это не было ответа.

Но первые изменения не заставили себя ждать. В кабинете коменданта не оказалось уже знакомого суетного и бесцветного человечка. Втолкнув мужчину за дверь, конвоиры удалились, унося с собой ярко горевший фонарь. В самом же кабинете было сумеречно, но его, привыкшим, за долгое пребывание в неволе, к тьме очам, хватило света, что б осмотреться вокруг. Знакомыми были стены, но человек, стоявший у окна, не был знаком. Молодой, властный, сильный и уверенный в себе.

А за окном сияли звезды. Огромные звезды, размером с кулак. Их свет наполнял вселенную, заставляя нежно петь ветер, и море, и сам небосвод. На их песнь отзывалось сердце.

— Да-Деган Раттера? — осведомился комендант, не оборачиваясь к нему.

— И даже собственной персоной, — отозвался узник глухо.

Прислонившись спиной к двери, он чувствовал, как в клеточки тела проникает тепло. Мягкое, пушистое, оно нежно щекотало кожу, било искрами в кровь. И это забытое ощущение заставило предательски расслабиться мышцы. Ноги задрожали, и, закусив губу, Да-Деган заставлял себя держаться из последних сил, что б не упасть.

Отвернувшись от окна, комендант улыбнулся.

— Что ж, — проговорил он, — рад видеть. Не желаете ли партию в шахматы?

— Вот уж не ожидал, что из подземелий меня достанут только за этим, — проговорил Да-Деган глухо. — Раньше меня, конечно, занимали игры ума. А теперь — извините…. Лучше прикажите отвести меня назад.

— Не имею права, — отозвался его визави. Сегодня вечером мне доставили приказ о вашем освобождении. И, тем не менее, я ума не приложу, что с вами делать.

— То есть как?

— А вот так…. Я б мог вышвырнуть Вас на все четыре стороны, и выживайте сами, как умеете. Свобода, бесспорно, — бесценный дар. Но я так же могу сказать, что вы голы, как сокол. Ни имущества, ни дохода, никаких-либо ценностей передано Вам не будет. Так же, при нашей личной встрече Аторис Ордо просил сказать, что б вы не смели обращаться к нему. Ни сейчас, ни потом. Никогда. Он желал забыть о Вас, похоронив в стенах форта Файми. Но ему о Вас напомнили. И напоминали, пока он не подписал приказа о Вашем освобождении. Тем не менее, он бы не желал вспоминать о Вас вновь. Вам, в вашем положении, лучшим выходом было б покинуть Рэну.

Поделиться книгой

Оставить отзыв