Орлов Андрей Юрьевич — Черный штрафбат

Тут можно читать онлайн книгу Орлов Андрей Юрьевич - Черный штрафбат - бесплатно полную версию (целиком). Жанр книги: Военная проза. Вы можете прочесть полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и смс на сайте Lib-King.Ru (Либ-Кинг) или прочитать краткое содержание, аннотацию (предисловие), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.

Черный штрафбат
Количество страниц: 12
Язык книги: Русский
Издатель: Астрель, АСТ
Город печати: Москва, СПб
Год печати: 2011
ISBN: 978-5-271-29221-7
Прочитал книгу? Поставь оценку!
0 0

Черный штрафбат краткое содержание

Черный штрафбат - описание и краткое содержание, автор Орлов Андрей Юрьевич, читать бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Lib-King.Ru.

Страшное лето 1944-го… Александр Зорин не знал, что это задание будет последним для него как для командира разведгруппы. Провал, приговор. Расстрел заменяют штрафбатом. Для Зорина начинается совсем другая война. Он проходит все ужасы штрафной роты, заградотряды, предательства, плен. Совершив побег, Саша и другие штрафники уходят от погони, но попадают в ловушку «лесных братьев» Бандеры. Впереди их ждет закарпатский замок, где хранятся архивы концлагерей, и выжить на этот раз практически невозможно…

Черный штрафбат - читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Черный штрафбат - читать книгу онлайн бесплатно, автор Орлов Андрей Юрьевич

Андрей Орлов

Черный штрафбат

«Война – это серия катастроф, ведущих к победе».

Жорж Клемансо

«Муравей: „Не я воюю. Воюет муравейник“.

Карел Чапек

Сержант Зорин отрешенно смотрел на небо. Волнистое облачко в разрывах листвы напоминало котлету. Приятный ветерок освежал кожу. Кроны долговязых буков покачивались над душой тяжелым опахалом. А вот облачко не двигалось – словно приклеилось к небу. Приятные воспоминания теснились в голове, как эшелоны на узловой станции. Драка с пятикурсниками на задворках аудиторного корпуса – и чего они не поделили с этими «термитами мостовых сооружений»? Уже в те годы Зорин дрался с той же непринужденностью, с которой рисовал эпюры по сопромату. Иринка Белова выплывала из мечтательной дымки, проявлялась, как фото, замоченное в растворе гидрохинона. Вся такая взволнованная, зажатая – и хотелось ей, чтобы Зорин ее обнял, и страшно было. Как будто он вампир и шею ей прокусить собрался. Она смотрела на него своими глазами-озерами, мишку плюшевого прижимала к груди – обожала Иринка эти мягкие буржуазные штучки, а ведь не маленькой уже была, диплом защищала. «У тебя, Ириша, не комната советской студентки, отличницы, комсомолки, а собрание фауны неорганического происхождения», – шутил Зорин. Сколько лет умчалось с тех пор – четыре года? Нет, пожалуй, три – если отнять от июля сорок четвертого июнь сорок первого…

Благостные воспоминания перебило дребезжание мотора – бодрое, жизнерадостное, какое-то дразнящее. Зорин вспомнил, что он не дома, нахлобучил серо-бурый капюшон, перевернулся. Вполз на бугор, усыпанный прошлогодней листвой. Лесная дорога просматривалась в оба конца метров на семьдесят. А дальше пропадала – за густым орешником, за буками, за широким лозняком. Мотоцикл приближался с юга. Уловило натасканное ухо – он – детище Баварского моторно-мотоциклетного завода. Зорин крякнул с досады – в том же направлении полчаса назад умчался Мишка Вершинин. Местность побежал осваивать. Населенный пункт там имелся – судя по отдельным, но характерным признакам. И куда испарился? За смертью бы так бегал. Дребезжание нарастало, Зорин приподнял голову. За дальней обочиной заворошился бугорок, удачно сливающийся с окружающей действительностью, приподнялся, образовался вопросительный глаз: дескать, планы имеются, командир? Три варианта, как ни крути – пропустить, остановить к аллаху. А… Аллах бы его знал. Зависит от того, кто в седле. Он сделал знак: без меня не начинать. Бугорок пожал плечами и слился с местностью.

Из-за поворота выскочил тяжелый мотоцикл с коляской. Один «управляющий» на всю тяжесть – и управлял как-то странно: локти в стороны, плечи выше головы. Обычно парой ездят, включая пулеметчика, а бывает, что и трое. Пулемет неприкаянно болтался в люльке. Немного удивившись, Зорин пристроил на бугре ППС с откидным плечевым упором – рожок горизонтально земле, чтобы не мешался в процессе работы. Приближался одинокий гонщик. И тут он обнаружил – парень не в форме вермахта. Полосатое камуфляжное одеяние, вылитый леший – как и все разведчики в группе Зорина. Физиономия раскраснелась от возбуждения, глаза блестели. Он лихорадочно замахал рукой:

– Эй, не стреляйте, это я!

Вывернул руль, мотоцикл вкатился на обочину и встал. Мишка Вершинин спрыгнул с кожаного сиденья, идеально повторяющего форму самого нежного человеческого места. Автомат болтался за спиной стволом вниз. Завертел рисковой головой.

– Леха, ау?

Не удалось сержанту Зорину приучить этого парня к субординации. Не умел тот выговорить, хоть тресни, «товарищ сержант». У всех выходило гладко, а этот как скажет, так в хохот. Ладно при людях еще как-то выдавливал, но при своих!.. Он давно махнул уже на этого «Леху».

– Ты что, обалдел? – Зорин приподнялся. – И куда нам теперь с этой штукой? Ты где ее добыл?

– Ну, извини, – Мишка драматично всплеснул руками, – не смог пройти мимо с невозмутимым лицом. Она ведь просто так на дороге валялась.

– Чего это она валялась? – не понял Зорин.

– Ну, там еще два фрица были, – уточнил Мишка. – Иду, а эта штука на дороге, и фрицы в кустах с расстегнутыми штанами родную землю поганят. Не смог пройти. Не волнуйся, я в кусты их оттащил. Смотри, что в коляске было. – Он выхватил из люльки и бросил Зорину серо-пятнистый продолговатый фаустпатрон. Зорин поймал штуковину, повертел. Эти разовые гранатометы совсем недавно поступили на службу вермахту. Опасные штуки, но недостатки как в любом оружии. Прицел конструкцией не предусмотрен, стрелять можно только наверняка, да еще форма у гранаты непродуманная – отскакивает от наклонной танковой брони. Имелась информация, что фрицы усовершенствовали конструкцию – появились новые гранатометы, так называемые «Панцерфаусты», и с прицелом у них все в порядке, и форма гранаты подходящая, но лично Зорин таких штук пока не видел.

Он бросил фаустпатрон обратно Вершинину.

– Сам играйся. Слушай, тебя посылали…

– Я помню, Леха… – Раскрасневшаяся физиономия подчиненного стала такой одухотворенной, что Зорин насторожился. – Короче, иду я, никого не трогаю – ну, куда ты там меня послал. Ну, не то чтобы по бульвару… в общем, передвигаюсь. Смотрю, развилка – это метров восемьсот отсюда. Широкая дорога, и еще одна – узкая. Я, конечно, по той, что широкая. Там склон, вид такой куртизанский… нет, – Мишка задумался, – пейзанский. Деревня, а в деревне то ли фрицы, то ли местные жандармы. И колонна выползает, на склон карабкается. Два мотоцикла, грузовик и легковой «Даймлер». И голос мне явился, Леха, – наша тема! С деревней связываться – огребем по полной. А колонна – сущий подарок. В грузовике от силы несколько фрицев. Я прытью обратно, а на развилке эта тема. – Он похлопал по округлому бензобаку. – Не успел бы я пешим делом, понимаешь?

Зорин лихорадочно размышлял. Места глухие, до деревни версты три, если услышат выстрелы, пока сообразят…

– А не свернут у развилки? Ты говорил, там еще одна дорога…

– Не уверен, – замотал головой Вершинин. – Не ездят немцы на «Даймлерах» по узким лесным дорогам. Ты сам подумай гнилушкой, Леха. Решайся, нюхом чую – большое свинячье рыло на подходе. Не поедет пехотный гауптман с таким эскортом. Неужто не справимся? Думай, Леха, минуты остаются…

– Мопед в лес загони, – бросил Зорин, перебегая дорогу, – и сам не мерцай тут.

Заворошились бугорки, с интересом уставились на старшего по званию и должности…

Лучшее оружие текущей войны – пистолет-пулемет Судаева. Сравнительно не тяжелый, вместительный магазин на тридцать пять патронов, длиной всего полметра и не такой громоздкий, как ППШ. Примечательно, что выпускать его начали в блокадном Ленинграде в сорок втором. Упругая очередь. Мотоциклист выпустил руль и вывалился из седла. Взметнулись крылья плащ-палатки, покатился шлем с отлогими наушниками. Транспортное средство круто вильнуло, вынеслось на обочину, забилась люлька. Пулеметчик был не рохля, выпрыгнул до удара об дерево, но пожил недолго – Зорин плавно надавил на курок, и солдат с лычками ефрейтора – белобрысый, молодой, откормленный – сделался белым как бинт, словно вспомнил что-то нехорошее, повалился боком, дернул ногой.

Второй мотоцикл сменил направление, вылетел на обочину. Пулеметчик ошалело строчил куда попало, сам не ведал, что творил. Приподнялся Вершинин на обратной стороне дороги – с прилаженным к плечу фаустпатроном. Зорин поежился – промажет, и кому все достанется? Выплюнул гранату, колбаской покатился в кусты. Зорин прижался к земле, уши заткнул, но жмуриться не стал. Граната влепилась точно в люльку. Рвануло – туго, громко, полетели обломки мотоцикла с фрагментами тел. Выхлопная труба свалилась на бугор буквально перед носом – пыхнула дымком, ничего себе сигарета…

Водитель грузовика надавил на тормоз. Ну и зря – лучше бы рвался вперед, по мотоциклетным «запчастям». Распахнулась дверь – водитель соскользнул на подножку, театрально схватился за грудь и загремел под колеса. Солдаты, громко крича, размахивая автоматами и самозарядными винтовками, вываливались из кузова. Но пули уже неслись воробьиными стаями – добродушный Цыгайло и мрачный Дорохов, засевшие в нужном месте, работали не покладая рук. Двое рухнули в пыль, третий побежал по дороге – споткнулся, клюнул носом. У четвертого, похоже, ориентиры сместились в голове. Рехнулся, проще говоря. Вместо того чтобы пасть на колени и взмолиться о пощаде, приладил к пузу МП-40 с коробчатым магазином, принялся долбить по лесу. Зорин никогда не мог понять, почему этот фрицевский автомат (и недурственный, кстати) называют «шмайссером» – конструкцию разработал Генрих Фоммлер, а мастер оружейного дела Хуго Шмайссер к созданию конкретного оружия не причастен никаким боком. Впрочем, нам без разницы, «шмайссер» так «шмайссер». Две сухие очереди с позиции Цыгайло – и еще одним солдатом вермахта на свете стало меньше. И когда они, наконец, кончатся, эти солдаты вермахта?

Поделиться книгой

Оставить отзыв