Сан Антонио — Мертвые не кусаються

Тут можно читать онлайн книгу Сан Антонио - Мертвые не кусаються - бесплатно полную версию (целиком). Жанр книги: Иронические детективы. Вы можете прочесть полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и смс на сайте Lib-King.Ru (Либ-Кинг) или прочитать краткое содержание, аннотацию (предисловие), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.

Мертвые не кусаються
Автор: Сан Антонио
Количество страниц: 39
Язык книги: Русский
Язык оригинальной книги: Испанский
Издатель: Аст
Город печати: Москва
Год печати: 2009
ISBN: 978-7-789-24567
Прочитал книгу? Поставь оценку!
0 0

Мертвые не кусаються краткое содержание

Мертвые не кусаються - описание и краткое содержание, автор Сан Антонио, читать бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Lib-King.Ru.

Книжная аннотация: В сборник включены три романа — пародии на крутой детектив, героем которых является неунывающий комиссар Сан-Антонио. Он ведет расследование невероятных преступлений.

Мертвые не кусаються - читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Мертвые не кусаються - читать книгу онлайн бесплатно, автор Сан Антонио

— Плевать мне на Старика. Ситуация меня беспокоит, вот что. Хладнокровно пришить мужика — это не мой стиль. Он, дирехтун, нас за потрошителей держит, что ли?

— Ну, ты же знал, зачем сюда приехал!

— План предусматривал вариант «Б», но на крайний случай. И так как теперь Маэстро в курсе…

— Ты рассусоливаешь, как будто речь идет об аббате Петре! Дерьмовщина, подумаешь, наемный убийца, укокошивший столько народу, сколько не покоится на всем монмартрском кладбище!

— Но Маэстро тоже человек!

— Хорошо, оставь его мне. Я за ассенизацию планеты. Интринсиктицидная бомба! ДДТ! Я деполлюцирую. Добавим чуть-чуть сульфатика, и можно будет дышать. Ах, ты и твои сомнения! Ты не размажешь и клопа! Бешеная собака прыгает на тебя с оскаленными клыками величиной с карандаш, а ты тянешь руку, чтобы ее погладить. Черт, дайте мне карт-бланш!

— Он долго у тебя белым не останется, — хохмю я.

Облокачиваюсь на перила террасы моей комнаты. Замечаю Мартина Брахама, сидящего на том же месте, что и утром, около кортов. Он читает все ту же книгу в красной обложке и курит сигару длиной в восемнадцать сантиметров. Беру бинокль, чтобы получше рассмотреть Маэстро. Элегантные манеры. Красота. Благородные жесты. Можно догадаться, что он еще силен и полон энергии.

Варвар тоже выползает на террасу и забирает у меня бинокуляры.

— Ух ты, удобно он там устроился, была бы у меня винтовка с оптикой, я бы ему приложил оливку к височку так же, как в Далласе, — вздыхает приятель.

— Слетятся птички, дружище.

— А если с глушителем?

— А траектория пули, ты забыл?

Он пожимает носорожьими плечами.

— Да знаю я, знаю, — неохотно соглашается он. — Как мы его теперь укнокаем, когда он настороже? Задушим, как крысу, или попросту дубинкой?

И затем неожиданно:

— А, вон я вижу нашего Шарика, и это дает мне идею.

Он излагает свой план.

За неимением лучшего сойдет и этот. Я соглашаюсь. Чем мы рискуем, если попробуем?

Маман почти не появляется в обеденном зале. Фрюштюк она заказывает в номер, чтобы не оставлять Антуана. Поклюет так что-нибудь на манер пикника: ветчина, сырочек, яблочко. По ковру она перемещается, как призрак. Сон детеныша для нее священен. Туанет, с этой точки зрения, регулярист. В спальне он утрет нос Берю. Нанизывает свои двенадцать часиков подряд без посадки! Иногда немного буянит по утрам из-за гула грузового лифта за стеной. Фелиция быстро подсовывает ему бутылку сладкой воды с соской, и разбойник снова становится сонным ангелочком.

Подхожу к нашим апартаментам и слышу журчание приглушенных голосов — это необычно. Вхожу и сердце захватывает. Кого застаю я оживленно беседующими? Мою доблестную женоматерь и Мартина Брахама.

Они обсуждают проблемы ухода за младенцами. Брахам объясняет моей старушке важность наличия сыра в детском меню.

Опустив руки, я цепенею. Маэстро улыбается мне. Маман с жаром сообщает, что любезный сосед принес антуановский носочек, валявшийся в коридоре. В глазах у Маэстро будто прыгают пузырьки шампанского. Создается ощущение улыбки на его красивом лице, несмотря на задумчивый вид. Занимаемся болтологией еще некоторое время, после чего он делает мне незаметный жест выйти вместе с ним. Провожаю его в коридор.

— Какого черта вы прицепились к моей матери? — взрываюсь я.

Он закуривает сигарету, вынутую из золотого портсигара.

— Догадайтесь сами, мой юный друг.

Он произносит это, упирая на слово «юный», будто дает почувствовать, что я ему едва по щиколотку. Мир прекрасно организован, несмотря ни на что: старики гордятся тем, что они старые, молодые — тем, что молодые! Браво, продолжайте, чудаки, я не против!

— Рекогносцировка местности? — предполагаю я.

Он качает головой.

— Зачем, когда ваши апартаменты в точности, как мои?

— Тогда положить адскую машину под мою кровать?

— Это же не времена алжирской войны.

Мартин берет меня за руку, но не фамильярно, а напротив, очень элегантно, как делает светский человек, желая сообщить что-то конфиденциально.

— Проводите меня до моей комнаты, — тихо говорит он.

— Зачем?

— Жест доброй воли!

Двигаемся длинным коридором, застланным запятнанным монотонным ковром.

Достигнув своей двери, Брахам вынимает ключ и протягивает его мне.

— Будьте любезны, — мурлычет он, — войдите и скажите вашему увальню, чтобы он убрался из моей комнаты. Не думаете ли вы, что я позволю напасть на себя кретину, устроившему засаду за занавеской моего душа? Мне кажется, дорогой Сан-Антонио, вы меня недооцениваете.

Да, сегодня у меня праздник. Я обласкан не только шефом, но и личностью, которую он приказал мне уничтожить. Ничего себе начало!

С хорошей миной (удел всех проигравших) проникаю внутрь брахановского номера, тогда как первый (не номер) гуляет по коридору.

— Эй, Толстый! — зову я. — Вылезай!

Никто не отвечает.

— Да вылезай же, Пузырь, все сорвалось!

Упорная тишина. Нажимаю на выключатель. Комната пуста. Занавески, маскирующие витражный проем, не доходят на двадцать сантиметров до пола и под ними не видно никаких ног. Заглядываю под кровать: там тоже ничего. Направляюсь в ванную…

Мамма мия! Умники вы мои, как я вас и аттестовал, вы уже поняли, что там нечто неординарное!

Что я говорю! Экстра!

Даже Экстраординарное…

Впрочем, так надо! Если ты добрался до этого места байки и до сих пор, как говорится, без эффектного трюка, то твой издательщик выбрасывает книжонку в макулатуру. Можешь робко спорить, можешь даже качать права, но с его-то связями, в общем, ты окажешься на тротуаре, продавая рукопись в качестве туалетной бумаги. Кроме того, ты уже и поиздержался на качественную бумагу для ублажения редколлегии. Народ снисходит, перелистывает и сразу качает головой:

— Бумажка-то оберточная! Вы, я вижу, не заботитесь о геморрое современников, господин артист!

— Но зато можно писать на обороте! — робко возражаете вы.

— На обороте такого дерьма! Без шуток, какого же вы, дружище, мнения о нашем реноме?

— Тогда можно делать кораблики и бумажные птички для детишек!

— Чтобы они впитывали ненужные глупости! Чтобы из-за небрежности фальцовщиков кораблики назывались «содранная кожа родителей» или «пошел ты…», поскольку автор везде сквернословит!

Круг замкнулся, я вам говорю!

В тихом омуте черти водятся! Ты не сможешь смягчить забористую рукопись, если она отвергнута редактором.

Вывод, надо играть так, чтобы она была принята благосклонно. Не забывать о перипетиях. Вот, к примеру, эротическая сцена: если она не удалась, считай, мой друг, ты в ауте! С другой стороны, если позволишь куплетик погорячее, надо видеть, как тебе выдаст добрый дядя… «Вы что, не видите, как скабрезен этот пассаж? Что вы себе позволяете? Вас не просили писать «мемуары немецкой певицы»! Вы, случайно, шпанскую мушку в еду не добавляете?»

Или же все наоборот. Можешь получить отповедь в стиле: «Как получилось, что так мало… в вашем последнем опусе, Сан-А? У нас куча рекламаций! Он только четыре девушки трахнул; что это за работа? Стал лимпатентом или что ли лимфа разжижилась у этого комиссара? Понадобится что-нибудь сногсшибательное в следующем томе, чтобы компенсировать. Чтобы пахло жареным, черт возьми! И не пускайте описательных слюней! Читатель должен участвовать и верить, слышите? Врежьте ему по мозгам по меньшей мере раза четыре в процессе чтения. И больше изобретательности! Последний раз он у вас прищучил деваху на громоотводе, эго ерунда! Уже было! Все, кому не лень, шамборятся на громоотводах! Не надо держать читателя за мальчика из церковного хора!»

Ничего не выдумываю, честное слово. Писательский труд хуже, чем у пилота «боинга». Он требует большей бдительности. Нет автопилота. Нужно выкручиваться самому, безупречно маневрировать без непоправимых упущений.

Если ты не способен пройти испытание, давай, проваливай! На помойку, автор! К мистеру Венику, быстро! Квик, квик, как говорят англичане!

Поделиться книгой

Оставить отзыв