Лифшиц Владимир Александрович — На берегах Невы

Тут можно читать онлайн книгу Лифшиц Владимир Александрович - На берегах Невы - бесплатно полную версию (целиком). Жанр книги: Военная проза. Вы можете прочесть полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и смс на сайте Lib-King.Ru (Либ-Кинг) или прочитать краткое содержание, аннотацию (предисловие), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.

На берегах Невы
Количество страниц: 7
Язык книги: Русский
Издатель: Детгиз
Город печати: Москва, Ленинград
Год печати: 1946
Прочитал книгу? Поставь оценку!
0 0

На берегах Невы краткое содержание

На берегах Невы - описание и краткое содержание, автор Лифшиц Владимир Александрович, читать бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Lib-King.Ru.

Рассказы о Великой Отечественной войне

На берегах Невы - читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

На берегах Невы - читать книгу онлайн бесплатно, автор Лифшиц Владимир Александрович

А потом сеть в наших руках обвисает, и возвращаются мои разведчики. Вылезают они из воды, как русалки, но ведут не царевича, а мокрого перепуганного фрица!..

Откуда же он взялся?.. Оказывается, немцы в эту ночь переправлялись через Тосно, чтобы прощупать нашу оборону. Этот фриц шел через речку последним, в темноте пошел не напрямик, а чуть наискосок, отбился от своих и наткнулся на сетку… МЗП!.. Он не разобрал, что это сетка, и решил, что это густые водоросли, сквозь которые нужно продраться. Вот он и продирался, пока не очутился на глубоком месте и не окунулся с головой. Тут он разобрал, что это — сеть, но бросить ее уже не мог, потому что плавать не умел. Уцепился и держался за нее, пока его не сняли мои разведчики…

— Ловко! — говорит Костя. — Действительно, МЗП!.. Если уж человека можно в сетку поймать, то что говорить о рыбе?.. Жаль, что мы только одно ведерко захватили, надо было бы еще и бидончик взять с собой для улова. Верно, дядя Сережа?..

Мы раздеваемся и лезем в воду… Бррр… Холодно!.. Костя тянет бредень вдоль самого берега, где помельче. Я, разумеется, значительно выше его ростом, залезаю поглубже.

Мы делаем четыре захода. Зубы у нас стучат, кожа посинела. В мотне бредня, кроме скользких водорослей, не обнаруживаем ни-че-го!..

— А рыба не такая уж г-г-г-глупая, — заявляет продрогший Костя, — поумнее фр-фр-фр-фрица!..

На пятый заход бредень натягивается, начинает пружинить.

— Есть! — кричит Костя. — Дядя Сережа, заходите, заходите к берегу!..

Он вылезает из воды первым и раньше меня подбегает к мотне.

— МЗП! ОТК! — кричит он мне.

— Что? Что такое?

— Мало-заметное-препятствие! Очень-тяжелая-коряга!..

Борис Петрович

Наконец-то мы с Костей раздобыли лодку!..

Ее дал нам напрокат местный рыбак — Борис Петрович Кукушкин.

Дал после долгих переговоров и уговоров, и то на один только день.

Советы, которыми сопровождал Борис Петрович передачу нам пары самодельных весел, пары уключин, ржавого ведра для вычерпывания воды и увесистого булыжника, заменяющего якорь, были оскорбительны, потому что он считал наше увлечение пустой ребячьей забавой.

Он даже счел нужным предупредить нас, что сидящий на веслах должен сидеть спиной к носу лодки, собственным носом — к корме…

Получив это предупреждение, мы окончательно поняли, что Борис Петрович не ставит нас ни во что. Костя сопел и чуть было не испортил дела, собираясь пуститься в пререкания с Кукушкиным, но я вовремя успел ему подмигнуть, и все обошлось благополучно. Самолюбие пришлось, как говорится, спрятать в карман.

И вот мы выгребаем на середину реки и держим курс на железнодорожный мост. На веслах сидит Костя. Штаны его закатаны выше колен, кепка лихо сбита на затылок, он гребет, стараясь не шлепать веслами, и чем больше старается, тем звучнее шмякают весла о воду. Если бы не макинтош, на мне давно бы уже не было сухой нитки.

Мы намерены закинуть удочки под мостом. Костя утверждает, что в тени моста рыба клюет охотнее, чем где-нибудь в другом месте. Не знаю — с чего это он взял.

Мы проплываем мимо затонувшего буксира, мимо щербатых крепостных стен, которым немецкие снаряды и мины причинили вреда не больше, чем если бы немцы швырялись в них грецкими орехами, и приближаемся к черным фермам моста, словно тонкой кисточкой вписанного в сиреневое утреннее небо.

Под мостом мы становимся на якорь, вернее — на камень, распутываем лески и лезем в погнутую консервную банку за наживкой. Банка до половины наполнена теплой сырой землей, и из этой земли мы привередливо выбираем двух наиболее, с нашей точки зрения, привлекательных червей. Они среднего размера, багрово-красные, а утолщенные их концы шевелятся, отливая золотом и всеми цветами радуги.

Костя говорит, что будь он лещом, он на других червей и не посмотрел бы!..

Но едва мы закидываем удочки, как выясняется одно неприятное обстоятельство… Каждому известно, что рыба не любит шума, а тут внезапно послышался даже не шум, а невероятный грохот. Он шел откуда-то издалека и, наконец, разразился над нашей головой с такой силой, что нам пришлось, бросив удочки, зажать уши руками.

Над Невой громыхал бесконечный товарный состав. Шатуны паровоза ходили, как громадные железные локти, дробно тараторили вагоны, фермы моста гудели, словно струны исполинского контрабаса.

Мы молча снялись с якоря, вернее — с камня, Костя виновато сел на корму, а я — на весла, и мы покинули злополучное место. Когда мы выбрались из-под моста, товарный состав был уже далеко, и теперь казалось, что он уже не мчится, а медленно ползет по голой приневской равнине.

И тут я подумал, что сегодня Костя услышит занятный рассказ.

— Рассказать тебе, Костя, про Бориса Петровича? — спросил я как можно равнодушнее.

— Про Кукушкина? И слышать о нем не хочу!

— Нет, не про Кукушкина. Борис Петровичей много и без Кукушкина. В одной телефонной книге, наверно, тысяч десять Борис Петровичей!

— А этот Борис Петрович воевал?

— Еще как!

— Он был в вашем батальоне?

— Нет. Он воевал самостоятельно. Он один стоил целого батальона! Однажды, впрочем, он сильно помог нам своим огнем…

— Ага, значит он был снайпером!

— Как тебе сказать… Стрелял он метко… Но снайпер стреляет из снайперской винтовки, а Борис Петрович богатырского был сложения, — он по немцам лупил сразу из нескольких пушек.

— Дядя Сережа, я не маленький, чтобы мне такие байки рассказывать. Я еще понимаю — из пушки, значит он был артиллеристом, а вы говорите — из пушек!..

— Представь себе, он действительно бил из пушек. Брал штук шесть пушек, да еще пару зениток прихватывал, да и пулеметы всегда были при нем. Более легкого оружия он не признавал.

— Это уж сказки какие-то… Кто же он был по званию?

— Я и сам не знаю. Ясно только, что ходил он в больших чинах. И знаки различия носил особенные. Вместо погон, носил он на груди одну большую звезду, вроде маршальской. И боевые задания получал не от кого-нибудь, а прямо из штаба фронта. Позвонят ему из штаба фронта по военному проводу и говорят: «Борис Петрович? Слушай-ка, Борис Петрович, сходи, милый, в Колпино, дай огоньку по Красному Бору, там немецкая батарея что-то расшалилась, город обстреливает…»

Борис Петрович отвечает: «Есть, товарищ начальник!» — и идет в Колпино. Причем идет он не по траншеям, а прет по чистому полю, напрямик! И всегда по одной и той же дороге… Немцы как увидят его, бьют по нему изо всех стволов, а ему все нипочем. Подойдет на нужную дистанцию и залпами по заданному квадрату как дунет! как дунет! как дунет!.. И — обратно. Приходит обратно и по телефону докладывает: «Ваше задание выполнено, товарищ начальник!» А начальник в трубку: «Спасибо, Борис Петрович! Я и сам вижу, что выполнено. Артиллерийский обстрел города прекратился. Благодарю за службу!» — «Служу Советскому Союзу!» — отвечает Борис Петрович, как положено по уставу, и ждет следующего задания… Вот как он воевал!

— Он, что же, был тяжеловес? Вроде Григория Новака?

— Пожалуй, даже посильнее Новака!.. А хитер был, а умен!.. Однажды налетел на него немецкий бомбардировщик и давай его бомбить. А Борис Петрович пробежит шагов триста вперед, остановится, подождет, пока бомба позади разорвется, и — во весь дух — назад! Немец снова заход делает, идет на него в пике, а он опять как рванется вперед, и опять немецкие бомбы падают позади… Больше часа так бегал, бегал, а потом изловчился, да и стеганул по «юнкерсу» из всех своих зениток. «Юнкерс», как летчики говорят, тут и «гробанулся»!..

А когда прорывали мы блокаду, Борис Петрович одним из первых подошел к этому мосту, — он тогда взорван был, — и через Неву забросал немцев снарядами. А как только отогнали немцев от берега и построили новый временный мост, Борис Петрович по этому мосту самым первым прошел, никому этой чести не уступил!

Поделиться книгой

Оставить отзыв