Глюкселиг Йозеф — Сейф дьявола

Тут можно читать онлайн книгу Глюкселиг Йозеф - Сейф дьявола - бесплатно полную версию (целиком). Жанр книги: Прочие Детективы. Вы можете прочесть полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и смс на сайте Lib-King.Ru (Либ-Кинг) или прочитать краткое содержание, аннотацию (предисловие), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.

Сейф дьявола
Количество страниц: 114
Язык книги: Русский
Язык оригинальной книги: Чешский
Издатель: Воениздат
Город печати: Москва
Год печати: 1987
Прочитал книгу? Поставь оценку!
0 0

Сейф дьявола краткое содержание

Сейф дьявола - описание и краткое содержание, автор Глюкселиг Йозеф, читать бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Lib-King.Ru.

Роман «Сейф дьявола» посвящен жизни отважных воинов-саперов чехословацкой Народной армии, в повестях «Пациент секретной службы» и «Операция в Стамбуле» в увлекательной форме рассказывается о борьбе органов чехословацкой контрразведки против враждебной деятельности спецслужб империалистических государств. Книга представит интерес для широкого круга читателей.

Сейф дьявола - читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Сейф дьявола - читать книгу онлайн бесплатно, автор Глюкселиг Йозеф

— Ах, Панове, даже не верится, что мы опять направляемся на нашу старую добрую Шумаву! Знаете, как давно мы там не бывали?

— Очень давно, — сухо заметил Петр Черник.

— Последний раз мы ехали, дорогие мои, по маршруту Страконице — Сушице — Клатови четыре месяца назад. Помните, как объезжали столетних дедов и бабок? Это была гениальная мысль, Петр, написать репортаж о жителях Шумавы, которым исполнилось сто лет. Правда, поработать пришлось много, но материал вышел блестящий.

— Я бы этого, Тоничек, не сказал, репортаж остался незавершенным.

— Как это «незавершенным»? Он стал украшением номера, как сказал на совещании секретарь редакции Брандл.

— Может, в том номере он и показался Брандлу лучшим, но я-то представлял себе репортаж совсем другим. Мне хотелось ответить на вопрос: почему эти люди дожили до таких лет? Но мы-то трое прекрасно знаем, что из десяти опрошенных только двое сохранили способность излагать свои мысли более или менее связно.

— Тем не менее, Петр, ты написал этот репортаж, и написал отменно! Брандл просто так хвалить не будет.

— Но я-то прекрасно понимаю, что это не так. Конечно, кое в чем мне помогли врачи-геронтологи и все равно довести репортаж до логического конца не удалось. Впрочем, осталась недописанной и наша серия репортажей о Шумаве.

— «Недописанной, недописанной…» Разве это по твоей вине? Мы сделали все, что в наших силах, да и у читателей репортажи нашли самый широкий отклик.

— Ах, Тоничек, не преувеличивай, пожалуйста…

— Я преувеличиваю? Вспомни гору писем, пришедших в ответ на твой материал о Шумаве! Ты даже не смог всем ответить.

— Ну, положим, ответить бы я смог, но… я их прочитал и сложил в стол, где они преспокойно лежат до сегодняшнего дня. Если бы об этом узнал Краус, он разорвал бы меня на части.

— Успокойся, пожалуйста. Где он еще найдет такого журналиста?

— И искать долго не надо. Например, Мирек Рубаш или Милош Данда смогли бы написать так же, а возможно, даже лучше. Правда, Данда специализируется по военной тематике, а Рубаш занимается экономикой, но пишут оба отлично. Помнишь последний материал Рубаша о химическом комбинате? Вот это работа: факты поданы с юмором, а главное — там есть критика, та самая критика, о которой все мы говорим, но которой боимся как черт ладана. А Рубаш не боится. Он не жалеет времени на доскональное изучение каждого вопроса.

— Ну да, и у него на любую работу уходит в лучшем случае месяц. Ты же за это время успеваешь опубликовать три репортажа, да таких, которым завидуют журналисты в других редакциях.

— Опять ты, Тоничек, преувеличиваешь. Ну кто нам завидует?

— Не будь таким наивным, Петр. Ты бы слышал, что говорил старик Голас на совещании фотокорреспондентов о нашем репортаже с верховьев Влтавы. Он мне признался, что, когда увидел фотографии разрушенных стен, которые я сделал сквозь витки ржавой колючей проволоки на фоне заброшенных торфоразработок, у него мурашки по спине побежали.

— Возможно, фотографии были действительно удачные, но ведь ничего нового читателям мы не рассказали.

— Как так не рассказали? А то, что ты писал о концентрационном лагере, который отличался от всех других на Шумаве? Разве кто-нибудь знал до опубликования твоего материала, что военнопленные использовались в этом лагере не на лесоразработках, а на секретных инженерных работах?

— Но мы не были первыми, Тоничек, кто об этом узнал. Мы просто первыми опубликовали материал. Одно нам удалось установить — что в лагере в верховьях Влтавы содержались не только пленные комиссары Советской Армии, но и специалисты-саперы из оккупированных стран Европы.

— Ты считаешь, этого мало?

— Конечно, мало. Нам ведь не удалось установить, чем конкретно занимались военнопленные. В этом все дело. Именно поэтому пришлось закрыть тему.

— Не хочешь ли ты, Петр, убедить меня в том, что тебя уже не интересуют тайны Шумавы?

Черник только пожал плечами, а Вондрачек продолжал:

— Это была бы самая большая глупость с твоей стороны. Я считаю, что у тебя материала на хорошую книгу. Кстати, знаешь, сколько у меня осталось отснятых фотосюжетов после наших поездок по Шумаве? Только на озерах я столько нащелкал, что мог бы снабдить фотографиями редакции всех журналов нашей республики. Но я этого не сделал. Я положил негативы в надежное место и жду, когда ты, Петр, обратишься к своему придворному фотографу за уникальными снимками, и не только из района озер, но и гартманицких шахт, Квильды, Вишши-Брода и так далее. Я жду момента, когда эти снимки смогут занять свое место в твоей книге. А помните, ребята, как нас чуть не арестовали в Волари?

И Вондрачек начал очередную историю из своей жизни, но Петр уже не слушал его. Мысленно он перенесся в свою квартиру в Праге, где в ящике письменного стола лежал репортаж, написанный в конце прошлого года. Писал он его для себя, не рассчитывая на публикацию, с единственной целью — дать выход тому, чем он жил, о чем думал последние два года.

Вот этот репортаж.

Тайны Шумавы

Закончилось время каникул и отпусков. Шумава затихла, приобрела новую окраску. Шумные палаточные городки, превращавшие берега Видры в подобие Вацлавской площади, опустели, и проглянули чудесные краски осени, яркость которых удивит самого большого мастера кисти.

Я сижу на косогоре недалеко от селения Срни. Именно эти места воспел в своем романе Клостерманн. Но сейчас я думаю не о нем и его героях, а о действительных событиях, свидетелем которых по воле случая стали горы и долины Шумавы в конце второй мировой войны.

* * *

Начались эти события в августе 1944 года далеко от Шумавы, через несколько недель после неудачного покушения на Гитлера. Тогда уже всем, от генерала в гитлеровской ставке до рядового солдата, под натиском Советской Армии удиравшего на запад, стало ясно, что третий рейх не спасут ни ракеты «Фау-1», ни что-либо другое. И хотя геббельсовская пропаганда трубила на весь мир о «великой победе фюрера», большинство фашистов с опасением ожидали конца своего печального «Дранг нах Остен».

Советские войска неудержимо наступали от Львова и Бреста на Запад, войска союзников укрепляли свои позиции в Нормандии и готовились к наступлению. Создавшаяся обстановка заставила многих фашистских бонз задуматься о будущем. Сейчас трудно сказать, кто явился инициатором созыва секретной конференции в страсбургском отеле «Мезон руж», но факт остается фактом: 10 августа 1944 года эта конференция состоялась. Известно также, что среди участников основную роль играли шеф главного управления имперской службы безопасности обергруппенфюрер СС Эрнст Кальтенбруннер и влиятельные немецкие монополисты. Речь шла не о новом покушении на Гитлера или о заговоре против третьего рейха. Нет, на повестке дня стоял вопрос о создании четвертого рейха!

Дискуссия затянулась надолго, она велась с чисто немецкой педантичностью — нельзя было ничего упустить.

Протокол конференции начинался словами: «Битва за Францию проиграна. Мы обязаны принять все меры к тому, чтобы в руки противника не попали ценности, денежные запасы, важные документы, наши планы восстановления промышленности, научного и технического потенциала…»

* * *

Далее в документе содержались инструкции о переводе крупных денежных сумм и ценностей в нейтральные государства, определялся порядок снятия этих сумм с банковских счетов, диспозиционные права и тому подобное. Деньги, документы и ценности, которые по каким-либо причинам не смогут быть вывезены за границу, должны быть упакованы в мешки из водонепроницаемого материала или запаяны в цинковые ящики, а затем погружены в воду в точно установленных местах или спрятаны в заранее подготовленных убежищах.

В протоколе страсбургской конференции детально определялись различные ловушки и другие меры, которые гарантировали бы сохранность кладов. В отеле «Мезон руж», по всей видимости, впервые был предложен план создания «Альпийской крепости». Эта мысль зародилась в голове Кальтенбруннера раньше, когда он понял, что «тысячелетний» рейх не отпразднует и своего десятилетия. По плану Кальтенбруннера, в Альпах еще до полного краха третьего рейха должны были сконцентрироваться главари фашистского государства, которые смогут воссоздать четвертый рейх. Кроме того, там надо было собрать все богатства, награбленные в странах Европы, произведения искусства, важные секретные документы, научную и техническую документацию. Оборона «Альпийской крепости» возлагалась на отборные части войск СС, личный состав которых должен был принести клятву до последней капли крови защищать крепость, а также на специальные воздушно-десантные дивизии, части вермахта, которые отступали из Италии, с запада и с Балканского полуострова.

Поделиться книгой

Оставить отзыв