Белох Юлиус — Греческая история, том 1. Кончая софистическим движением и Пелопоннесской войной

Тут можно читать онлайн книгу Белох Юлиус - Греческая история, том 1. Кончая софистическим движением и Пелопоннесской войной - бесплатно полную версию (целиком). Жанр книги: Драматургия. Вы можете прочесть полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и смс на сайте Lib-King.Ru (Либ-Кинг) или прочитать краткое содержание, аннотацию (предисловие), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.

Греческая история, том 1. Кончая софистическим движением и Пелопоннесской войной
Автор: Белох Юлиус
Количество страниц: 116
Язык книги: Русский
Язык оригинальной книги: Немецкий
Издатель: Государственная публичная историческая б
Город печати: Москва
Год печати: 2009
ISBN: 978-5-85209-214-4
Прочитал книгу? Поставь оценку!
0 0

Греческая история, том 1. Кончая софистическим движением и Пелопоннесской войной краткое содержание

Греческая история, том 1. Кончая софистическим движением и Пелопоннесской войной - описание и краткое содержание, автор Белох Юлиус, читать бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Lib-King.Ru.

Труд крупнейшего немецкого историка Ю.Белоха "Греческая история" и сейчас остается самой полной из существующих на русском языке общих историй Греции эпохи архаики и классики (VIII-IV вв. до н.э.). В большинстве общих курсов древнегреческой истории она чаще всего сводится к истории Афин и Спарты. В данной же работе дана история Древней Греции в целом.Это чуть ли не единственный на русском языке общий курс греческой истории, из которого можно узнать о развитии событий в Милете, Византии, Мегарах, Коринфе, Сикионе, Сиракузах, Акраганте, Беотии, Фессалии, Фокиде, Арголиде, на Керкире, Эвбее, Самосе, Лесбосе и других полисах, областях и островах Греции. Из этого труда можно почерпнуть достаточно подробные сведения о деятельности не только Солона, Писистрата, Клисфена, Перикла, Леонида, Павсания. но и Фрасибула, Поликрата, Кипсела, Феагена, Гелона, Гиерона, обоих Дионисиев, Диона, Тимолеона и многих других выдающихся исторических лиц. К.Ю.Белох одним из первых занялся исследованием не только политической, но и социально-экономической истории Греции, что, однако, не только нисколько не помешало, но, наоборот, помогло ему дать превосходные очерки развития греческой духовной культуры (философии, науки, искусства, религии).

Греческая история, том 1. Кончая софистическим движением и Пелопоннесской войной - читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Греческая история, том 1. Кончая софистическим движением и Пелопоннесской войной - читать книгу онлайн бесплатно, автор Белох Юлиус

Труд крупнейшего немецкого историка К.Ю.Белоха (1854—1929) „Греческая история" и сейчас остается самой полной из существующих на русском языке об­щих историй Греции эпохи архаики и классики (VIII—IV вв. до н.э.). В большинстве общих курсов древнегреческой истории она чаще всего сводится к истории Афин и Спарты. В данной же работе дана история Древней Греции в целом.

Это чуть ли не единственный на русском языке общий курс греческой исто­рии, из которого можно узнать о развитии событий в Милете, Византии, Мегарах, Коринфе, Си к ионе, Сиракузах, Акраганте, Беотии, Фессалии, Фокиде, Ар гол и де, на Керкире, Эвбее, Самосе, Лесбосе и других полисах, областях и островах Греции. Из этого труда можно почерпнуть достаточно подробные сведения о деятельности не только Солона, Писистрата, Клисфена, Перикла, Леонида, Павсания, но и Фрасибула, Поликрата, Кипсела, Феагена, Гелона, Гиерона, обоих Дионисиев, Дно на, Тимолеона и многих других выдающихся исторических лиц. К.Ю.Белох одним из пер­вых занялся исследованием не только политической, но и социально-экономической истории Греции, что, однако, не только нисколько не помешало, но, наоборот, помогло ему дать превосходные очерки развития греческой духовной культуры (философии, науки, искусства, религии).

КАРЛ ЮЛИУС БЕЛОХ И ЕГО „ГРЕЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ[1]

I

Взгляд на экономику как на важнейший и даже опреде­ляющий фактор развития общества зародился задолго до марксистского материалистического понимания истории (исторического материализма). По-видимому, одним из пер­вых, если не первым, был английский мыслитель, видный деятель революции Джеймс Гаррингтон (1611—1677). В ра­боте „Республика Океания" (1656) он отстаивал мысль, что в основе политического строя страны лежат отношения собст­венности на деньги, вещи и землю. Решающими он считал отношения поземельной собственности, распределение зе­мельных владений. ...Где существует неравное распределе­ние земли, — писал он, — должно существовать неравенст­во силы, а где существует неравенство силы, там не может быть республики... Где существует равенство земельных владений, должно быть равенство силы, а где существует равенство силы, там не может быть монархии"1

Идея решающей роли отношений собственности лежит в основе получившей теоретическую разработку в работе шотландского мыслителя Адама Фергюсона (1723—1816) „Опыт истории гражданского общества" (1767) унитарно-стадиальной концепции человеческой истории, в которой в качестве последовательно сменявшихся стадий выступают дикость, варварство и цивилизация. Дикость — период без­раздельного господства общественной, коллективной собст­венности, варварство — время перехода от коллективной собственности к частной, цивилизованное общество целиком основано на частной собственности.

Другой вариант идеи определяющей роли экономики лежал в основе созданной в середине XVIII в. экономистами Анном Робером Жаком Тюрго (1727—1781) и Адамом Сми­том (1723—1790) концепции четырех стадий развития чело­вечества: охотничье-собирательской, скотоводческой, зем­ледельческой и торгово-промышленной. Один из ее привер­женцев, Виктор де Мирабо (1715—1789), в „Философии земледелия" (1763) особо подчеркивал, что образ жизни и поведение людей в том или ином обществе зависит от суще­ствующего в нем „способа жизнеобеспечения" Другой — шотландский историк Уильям Робертсон (1721—1793) в „Истории Америки" (1777) указывал: „В любом исследова­нии деятельности людей, объединенных в общество, первым объектом внимания должен быть способ жизнеобеспечения. Когда он изменяется, другими должны стать и законы, и по­литика"[2] Джон Миллар (1735—1801), показав в работе „Происхождение различия рангов в обществе" (1771; 1781) всю несостоятельность географического детерминизма, сра­зу же вслед за этим писал: „Цель настоящего исследования — прояснить историю человечества в нескольких важных пунктах. Это предпринято путем указания на наиболее оче­видное и общее усовершенствование, которое постепенно проистекает из состояния общества, и на последующее его влияние на нравы, законы и формы правления народа"[3] Го­воря об очевидном и общем совершенствовании, Дж. Мил­лар имел в виду развитие и смену форм хозяйства.

Поэтому ничуть неудивительно, что известный британ­ский исследователь Рональд Мик в работе „Социальная нау­ка и неблагородный дикарь" (1976) охарактеризовал концеп­цию четырех стадий в том ее варианте, в котором она была изложена в труде Дж. Миллара, как настоящее материали­стическое понимание истории[4] В этом с Р.Миком вряд ли можно согласиться. Но Дж. Миллара, по-видимому, вполне можно отнести к числу первых представителей экономиче­ского детерминизма.

Другим таким представителем был Гийом Тома Фран­суа Рейналь (1713—1796). В труде „Философская и полити­ческая история учреждений и торговли европейцев в обеих Индиях" (1770; 1780) достаточно отчетливо проявляется тенденция объяснять все социальные, политические и идео­логические перемены, в конечном счете, влиянием видоиз­меняющихся форм обмена и распределения. Автор неодно­кратно подчеркивает, что смена одних общественных форм другими происходит спонтанно, стихийно, вопреки и неза­висимо от воли и сознания людей, ставящих свои частные ограниченные цели. Экономический подъем итальянских городских республик был непосредственной причиной Ре­нессанса. Возникновение суконных мануфактур и ткацких фабрик обусловило рост политического могущества Голлан­дии. Технический прогресс способствовал развитию естест­венных наук, прежде всего физики и математики, и привел к распространению просвещения и знаний. „Как только Евро­па покрылась мануфактурами, — пишет Г. Рейналь, — тече­ние мыслей и чувств человека, кажется, переменило свой наклон" 1

Само за себя говорит название работы англичанина Чарльза Паттона "Влияние собственности на общество и го­сударство" (1797). Та же самая идея развивалась в труде его брата Роберта Паттона „Принципы азиатских монархий, по­литически и экономически исследованные и противопостав­ленные тем, что действовали в монархиях Европы..." (1801).

Экономический детерминизм в совершенно четкой фор­ме присутствует в работах выдающегося английского эконо­миста Ричарда Джонса (1790—1853). Последний решительно отстаивал взгляд, согласно которому экономическая структу­ра общества определяет прежде всего его основные особенно­сти. „Только точное познание этой структуры, — писал он, — может дать нам ключ к пониманию минувших судеб различ­ных народов мира, вскрывая их экономическую анатомию и показывая таким образом наиболее глубокие источники их силы, элементы их учреждений и причины их обычаев и ха­рактера... Нет ни одного периода древней или новой истории, на который обстоятельное знание различий и изменений в экономической структуре наций не проливало бы ясного и постоянного света. Именно такого рода знание должно нау­чить нас понимать тайные чудеса Древнего Египта, могуще­ство его монархов, великолепие его памятников; военную си­лу, с которой Греция отбивала легко возобновляемые мириа­ды войск великого царя; юную мощь и длительную слабость Рима; преходящую силу феодальных государств; более посто­янную мощь современных наций Европы..."[5]

Эта идея легла в основу созданного в середине XIX в. Карлом Генрихом Марксом (1818—1883) и Фридрихом Эн­гельсом (1820—1895) материалистического понимания ис­тории, или исторического материализма.

В значительной степени уже под прямым или косвен­ным влиянием марксизма к мысли о том, что экономика иг­рает важнейшую роль в истории, пришли во второй полови­ны XIX в. многие историки. Это направление, которое при­нято называть историко-экономическим, или просто эконо­мическим („экономизмом"), получило самое широкое рас­пространение в исторической науке Германии, Франции, Великобритании, России. Более того, на рубеже XIX и XX веков оно стало ведущим, что признавали как его при­верженцы, так и противники.

Поделиться книгой

Оставить отзыв