Лакутин Николай — Тет-а-тет. Сборник рассказов

Тут можно читать онлайн книгу Лакутин Николай - Тет-а-тет. Сборник рассказов - бесплатно полную версию (целиком). Жанр книги: Публицистика. Вы можете прочесть полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и смс на сайте Lib-King.Ru (Либ-Кинг) или прочитать краткое содержание, аннотацию (предисловие), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.

Тет-а-тет. Сборник рассказов
Язык книги: Русский
Издатель: Selfpub.ru
Прочитал книгу? Поставь оценку!
0 0

Тет-а-тет. Сборник рассказов краткое содержание

Тет-а-тет. Сборник рассказов - описание и краткое содержание, автор Лакутин Николай, читать бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Lib-King.Ru.

У каждого в жизни бывали ситуации, которые хочется вспоминать при всяком удобном и даже не всегда удобном случае. Случаются истории, о которых приятно вспоминать, но не хочется рассказывать. Совокупность таких историй формирует положительную сторону нашей жизни. Хотели бы прожить ещё одну такую?Содержит нецензурную брань.Содержит нецензурную брань.

Тет-а-тет. Сборник рассказов - читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Тет-а-тет. Сборник рассказов - читать книгу онлайн бесплатно, автор Лакутин Николай

Манифест

Я уже неоднократно поднимал вопрос в своих работах о человеческих отношениях, о поддержке, взаимовыручке, говорил об успешном воплощении плана директора ЦРУ Аллена Далласа в действие, видел много нехорошего, замечал за многими людьми ужасные поступки, перенося их в свои работы и доводя мысли до Вас. Но читая, видя, говоря о подобных ситуациях, каждого из нас согревает на уровне подсознания мысль:

– «Ведь с нами этого не произойдёт».

Произошло…

***

Накануне нового 2013 года я возвращался с работы домой. Провёл очень успешные переговоры, заключил несколько интересных в плане финансов договоров и с чувством выполненного долга, пребывая в отличном расположении духа, поехал домой. Еще не было двенадцати часов по полудню, в распоряжении был практически целый день, не обременённый никакими заботами, что только повышало настроение с каждым проезжающим километром в сторону дома. На улице красота. Окутанные снегом веточки деревьев, морозные зарисовки на окнах торговых павильонов, почти пустые улочки и слабый поток машин. Ну, ещё бы, морозец тридцать градусов, красота, особенно красиво всё это смотрится через стекло из салона тёпленькой машины, да ещё когда ты никуда не торопишься, находишься в добром здравии и вполне доволен жизнью.

Это очень приятное тёплое чувство спокойствия хотелось продлить, и я свернул с основной дороги на объездную, так ехать придётся значительно дольше и медленнее, что и требовалось в данный момент. И проехав несколько заметённых пересечений, ведущих в частные сектора, увидел женщину на обочине дороги, которая несмело подняла на секунду правую руку и тут же её опустила. Этот жест был похож на приветствие вдруг встретившегося старого знакомого, передо мной ехал солидный чёрный Лексус, довольно большой вместительный «паркетник», который стал сбавлять скорость, приближаясь к женщине. Не было никаких сомнений, что эта машина приехала за ней, но в момент, когда я попытался, было, совершить маневр для его обгона, Лексус стал стремительно набирать скорость и ушёл в точку. Может быть, я немного преувеличиваю, факт тот, что с той секунды я упустил его из виду и больше не видел, возможно, по тому, что на миг обратил внимание на стоящую женщину, вид на которую мне открыл быстро уезжающий чёрный «Лекс».

Это была женщина примерно сорока– сорока пяти лет, которая прикрывала лицо покрытой испариной варежкой на левой руке, а правую вновь несмело заносила вверх. Я понял, что она «голосует», и, по-видимому, уже давно. Вернувшись в свою полосу движения и продвинувшись буквально на пару тройку метров, я увидел за сугробом стоящую рядом с женщиной инвалидную коляску, в которой сидел мальчик не старше десяти лет. Парень был явно одет в несколько кофт, так как пуговицы его осенней куртки едва удерживали напряжение. На голове была туго затянутая ушанка, на руках варежки, руки были словно приморожены к инвалидной коляске и судорожно тряслись. Большего мне увидеть не удалось, так как пролёт был слишком маленький, и я быстро промчался мимо них, едва удерживая автомобиль в своей колее, не зная, как себя вести. Чувствовался некоторый паралич мозга, я не мог сосредоточиться и понять, на что же нужно нажать, то ли на педаль тормоза, то ли на педаль газа. Сзади меня толпились несколько автомобилей, и чтобы не создавать помех и аварийных ситуаций, останавливаться на ледяной дороге я не стал, и тут же почувствовал себя самым ущербным существом, последней проклятой тварью на свете. И что самое неприятное, проклял себя я сам с такой мощью и ненавистью, на которую только способен. Объясню почему.

В зеркало бокового вида я увидел, что ни одна следовавшая за мной машина не остановилась. Я понял что Лексус, который ехал, впереди меня, хотел «таксануть», но увидев ребёнка – инвалида проехал мимо, и совершенно не важно, по какой причине. Может быть, побоялся, что сзади в него въеду я, может быть, не захотел сталкиваться с такими пассажирами, поднимать и сажать парня в салон, а инвалидную коляску размещать в багажном отделении, в котором возможно нет места, а возможно просто тупо лень, а может быть он, так же как и я, под впечатлением увиденного, не смог правильно сориентироваться и проехал, так как машина не может ждать пока водитель примет решение останавливаться или тормозить. Факт тот, что он проехал, так же как и я, так же как и все мы. Я понял, что так проезжали все те, кто были впереди нас с того момента, как женщина с ребёнком подошла к дороге. Да, она не очень удачно встала, её плохо видно, некуда притулиться к обочине на случай, если бы кто-то всё же изъявил желание остановиться, да и вообще у каждого свои дела, свои заботы и можно было бы ей вызвать такси и без проблем, не мёрзнув уехать туда, куда нужно, но! Я понимаю, что это всё отговорки. Я проехал мимо.

Дело в том, что как раз я никуда не спешил, я располагал и временем и возможностью увезти этих пассажиров хоть в Бердск, хоть в город Обь, в любую точку Новосибирска и у меня рука бы отвалилась, и отсох бы язык, если бы я заикнулся о деньгах.

Я всего на миг обратил внимание на женщину с ребёнком и далеко не всё успел рассмотреть и оценить обстановку, но я увидел глаза ребёнка, душевный озноб которого я перенял во взгляде на себя, и он не покидает меня до сих пор. Ребёнок продрог до костей, глаза его были пустые, холодный взгляд не содержал в себе ни капли надежды, он был погружён в проблемы значительно большего масштаба, нежели дрожь и озноб от мороза, который беспощадно расправлялся с его слабым беззащитным тельцем, обвёрнутым в тряпьё. Я так много говорю Вам об увиденном во взгляде парня, который поймал на долю секунды от мига восприятия общей картины не потому, что богат воображением, а потому что вижу эти глаза перед собой и сейчас, когда пишу это обращение. Я вдруг подумал, что судьба именно меня послала для того, чтобы помочь этим несчастным людям, а я не оправдал её надежд.

«Нет, не могу я так, пока ещё я могу всё исправить, сейчас вернусь, встану прямо на «встречке», посажу ребят и увезу туда, куда они попросят», – неудержимо пронзила сознание мысль.

Я стал искать место для разворота, но никак не мог определиться, куда свернуть, направо, или может лучше вот здесь налево, а, знаю, сейчас вон там, в сторону дороги, потом вон там, за домами, и в аккурат подъеду к женщине с ребёнком. Но, проезжая свёртки один за другим, я планомерно удалялся от того места, где замерзали люди. Рассудок говорил:

«Хорошо, парнишку ты посадишь, для женщины место тоже есть, а вот куда ты собрался класть инвалидную коляску? В багажник? Да, он свободен, но в твой обрубленный отсек со специфическим дизайнерским ходом открывания закрывания багажника даже сумки запихиваются с трудом, а ты решил туда впихнуть металлическую коляску».

Ход моих мыслей прервала ситуация на дороге. Автобус, выезжающий впереди меня, развернуло на ледяной дороге так, что его кинуло в мою сторону метра на полтора два, и, катясь на тормозах, царапаясь шипами из-за всех сил, я едва не дотянулся до его борта.

Даже немного полегчало. Эта ситуация меня немного отвлекла от самоедства и уже под впечатлением несостоявшегося ДТП я прибыл домой,

где вспомнил про двух замёрзших людей на дороге. Вспомнил про то, как пытался оправдаться, что не предложил им свою помощь, подумал о том, что инвалидная коляска вполне могла быть складной, и тогда проблем вообще никаких не возникает, кроме личного нежелания помочь собратьям. Хотел бы – нашёл способ, извернулся бы, но помог, тем более что изворачиваться то, возможно, и не пришлось бы.

Как известно, совесть – самый страшный суд, который расправляется со мной вот уже несколько дней. Всерьёз подумываю сходить к психологу, но с другой стороны не хочу уходить от справедливого наказания.

Я не знаю, остановился ли кто-то в тот день около робкой женщины и мальчика – инвалида, не знаю, добрались ли они туда, куда держали путь, не знаю, что мотивировало их в такую морозную погоду решиться на рискованную поездку, ведь мальчишка был и впрямь в осенней куртке, я не оговорился. Я знаю лишь то, что я не помог им, хотя имел возможность и не нёс бы при этом ни каких особых временных, финансовых или каких-то других затрат.

Поделиться книгой

Оставить отзыв