Лозовский Александр — В невесомости два романа

Тут можно читать онлайн книгу Лозовский Александр - В невесомости два романа - бесплатно полную версию (целиком). Жанр книги: Проза прочее. Вы можете прочесть полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и смс на сайте Lib-King.Ru (Либ-Кинг) или прочитать краткое содержание, аннотацию (предисловие), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.

В невесомости два романа
Количество страниц: 18
Язык книги: Русский
Издатель: Региональное отделение продюсерского цен
Прочитал книгу? Поставь оценку!
0 0

В невесомости два романа краткое содержание

В невесомости два романа - описание и краткое содержание, автор Лозовский Александр, читать бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Lib-King.Ru.

Не думал, что повесть моего давнего друга произведет на меня такое впечатление. Прочтите. Это наши люди в ненашей жизни. М. Жванецкий …Лозовский обладает уникальным даром увлекательного письма. Его стиль – причем независимо от того, описание ли это простых взаимоотношений в семье, или глава с головокружительным сюжетом – втягивает читателя буквально водоворотом. Валерий Хаит, главный редактор одесского журнала «Фонтан» Встреча с Александром Лозовским – несомненно большая удача для журнала «Радуга», его читателей и лично для меня. Удача, помноженная на многолетнее сотрудничество, – и в результате столько ярких впечатлений, неожиданных открытий, радости общения и с самим незаурядным писателем, и с его замечательными произведениями. Юрий Ковальский, главный редактор журнала «Радуга»

В невесомости два романа - читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

В невесомости два романа - читать книгу онлайн бесплатно, автор Лозовский Александр

Александр Михайлович Лозовский

В невесомости два романа

© Александр Лозовский, 2018

© Интернациональный Союз писателей, 2018

* * *

Лозовский Александр Михайлович.

Родился, учился в школе и окончил ВУЗ в Одессе.

В 50-е годы вместе с Романом Карцевым, Виктором Ильченко и Михаилом Жванецким стоял у истоков знаменитого студенческого театра «Парнас-2».

Работал ведущим конструктором в ОКБ в разных городах СССР.

Гражданин Израиля с 1990 года.

В 2007 году опубликовал в киевском журнале «Радуга» свой первый роман «Формула успеха», который спустя некоторое время вышел отдельной книгой.

С тех пор автором было написано десять романов: «В невесомости», «Двадцать пятый кадр», «Хорошо забытое новое», «Мохнатые слоны», две части эпопеи «Чужой», «Везунчик Митя» и др. Все они увидели свет на страницах журнала «Радуга». Издано пять книг средним тиражом до 1500 экз.

В прошлом году в журнале «Радуга» опубликован новый роман Лозовского «Фэнтэзи». Его презентация состоялась во Всемирном клубе одесситов 20 сентября 2017 г.

Ко всему этому стоит добавить, что практически все романы Лозовского вызвали большой читательский интерес. Автор стал лауреатом премий Владимира Даля, журнала «Радуга», премии им. Н.В. Гоголя, а украинская ассоциация ЛИК (Литература, искусство, кино – XX век) назвала одну из его книг лучшим романом года на русском языке.

В невесомости

Совпадения имен, отчеств и фамилий являются случайными, все остальные совпадения неслучайны.

Автор

Из зеркала на него в упор, не мигая, смотрел солидный немолодой человек. Для многих скорее пожилой. Лет семидесяти с небольшим хвостиком, с каким – не стоит уточнять. Как говорила неравнодушная к нему соседка Циля, он «выглядел на свои годы». Впрочем, если быть самокритичным, возможно, она ему льстила и на вид было чуть больше. Но ненамного, на два-три года от силы. Лицо интеллигента, научного работника, немного аскетичное, хотя не худое. Вертикальные складки вдоль щек, четкие горизонтальные линии на лбу. Две короткие черточки над переносицей. Стандартная лысина, узенький венчик седых волос. Нос великоват, но здесь, в Израиле, это значения не имело. Правда, без очков лицо становилось немного растерянным и беззащитным. Но если их водрузить (Наум так и поступил), то облик приобретал решительность и основательность. Такого лица можно было не стыдиться. Даже коренные израильтяне, смотревшие на «русских» эмигрантов традиционно свысока и с пренебрежением, говорили с ним довольно вежливо, не только в организациях, но и в транспорте, и в магазине. «Доктор!» – частенько обращались к нему незнакомые аборигены. Это льстило, тем более что он здесь, на исторической родине, действительно считался доктором: именно так, солидно, звучала в Израиле не слишком уважаемая в Союзе степень кандидата наук.

Часть первая

Жертва пешки

1

Первоисточником всех пертурбаций в их судьбе, безусловно, была жена Наума Светлана. Светочка. За почти тридцать совместно прожитых лет она, по его мнению, не изменилась ни внешне, ни внутренне. Энергии в ней с избытком хватало на двоих – и на себя, и на мужа. И еще оставалась лишняя, которую Светочка в молодые годы расходовала на неожиданные авантюры под принятым в их семье условным названием «комбинации». Жизненный опыт и годы ее нисколько не охлаждали. Половина из этих авантюр с блеском удавалась, половина проваливалась полностью. Но жизненного кредо Светочки это не изменяло, потому что она начисто забывала провалы – таково было свойство ее памяти. Время от времени она меняла работы, квартиры, организовывала неожиданные экскурсии – к примеру, в тундру – и привозила оттуда на продажу панты – рожки молодых оленей, и прочее в этом же роде. До поры до времени это было не только терпимо, но даже интересно. А Наум так и не научился противиться ее инициативам. Просто не успевал. Для этого он был слишком инертным и медлительным.

«Уж если годы над ней не властны, то куда мне, грешному», – оправдывался он перед знакомыми. И перед собой. И это было очень похоже на правду. Она действительно на удивление мало изменялась с возрастом. И по сей день – редкий случай – у нее почти не было седых волос. Трудно поверить, но даже вес ее за эти годы не изменился. Может быть, потому, что она с юности имела очень прочный задел. Светочка и тридцать, и сорок лет тому назад была столь же упитанной и столь же крупной девицей. Черноока, черноброва. Типичная Оксана. Свои внешние данные она получила вместе с фамилией Кириченко и национальностью «украинка» в наследство от отца, рубахи-парня и бравого летчика, который куда-то безвозвратно улетел, когда ей еще не было и трех лет. От матери, тихой прибалтийской еврейки и по совместительству преподавателя биологии, она унаследовала только одно качество – отсутствие антисемитизма. Тоже немало. Фамилию Кириченко Света оставляла при любых жизненных обстоятельствах, а национальность меняла по мере необходимости.

Они с Наумом были одного роста, 170 сантиметров, но Светочка выглядела значительно крупнее. Несмотря на довольно солидный вес, она всё  делала на удивление шустро, что тоже выглядело контрастом по сравнению с немного заторможенной вальяжностью мужа.

«Единство противоположностей», – время от времени сообщал Наум, склонный к многозначительному изречению прописных истин и расхожих цитат. В этом пристрастии он не видел ничего плохого: зачем изобретать велосипед, когда на все случаи жизни есть давным-давно проверенные отличные изречения, поговорки и афоризмы.

Стоит остановиться на главном, может быть, отличии в характерах супругов. Светочка была такой, какой казалась. Ей ничего не нужно было изображать или придумывать. В основе ее натуры лежали здравый смысл и любовь к жизни. Этим определялись все ее поступки. Я уже говорил, что неудачи не выбивали ее надолго из колеи. Даже измену первого мужа и последующий развод она восприняла без надрыва. И спустя год захомутала входящего в круг близких знакомых старого холостяка (на десять лет старше ее) Наума, который не слишком сопротивлялся этому. Наум по сей день подозревает, что еще до ее развода он был зарезервирован Светочкой как вариант «комбинации» при остывающем на глазах бывшем супруге.

И все-таки это не был голый расчет, как может показаться. И последующие двадцать семь дружных лет (срок немалый) это подтвердили. «Жили они долго и счастливо», – любил под настроение информировать окружающих Наум. Так оно и было… до поры до времени. Одна беда – у них не было общих детей, основы семейной надежности. И не могло быть. Света на излете первого брака сделала аборт. Неудачно. Но Наум знал, на что идет, и решил, что один ребенок на двоих – ее сын Женя – тоже неплохо.

Итак, со Светланой Кириченко, украинкой в Советском Союзе и еврейкой в Израиле, мы разобрались. С Наумом было сложнее. Да и могло ли не быть сложностей в характере человека, который графу ФИО в многочисленных анкетах, сопровождавших нас в те времена на каждом шагу, заполнял так: «Наум Меерович Сипитинер»? И весь облик его вполне соответствовал этому имени, отчеству и фамилии.

У Наума хватало скрытых и явных комплексов. Кроме общееврейских, еще и энное количество своих собственных. К общееврейским комплексам относится (надеюсь, никто не станет с этим спорить) чуть ли не от рождения укоренившееся сознание, что всю жизнь придется преодолевать предубеждение окружающих. Но преодоление далеко не всегда окажется ему по силам, и тогда придется смиряться с этой несправедливостью и терпеть. Иногда уклоняться, иногда утираться, но… всегда терпеть. Такова судьба еврея везде, а на бескрайних просторах СССР – в особенности. Не знаю, как насчет поэта в наши смутные времена, но определенно и по сей день «еврей в России больше, чем еврей». И, боюсь, надолго.

Поделиться книгой

Оставить отзыв