" Мелф" — Концерт для Крысолова (СИ)

Тут можно читать онлайн книгу " Мелф" - Концерт для Крысолова (СИ) - бесплатно полную версию (целиком). Жанр книги: Слеш. Вы можете прочесть полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и смс на сайте Lib-King.Ru (Либ-Кинг) или прочитать краткое содержание, аннотацию (предисловие), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.

Концерт для Крысолова (СИ)
Автор: " Мелф"
Количество страниц: 78
Язык книги: Русский
Год печати: 101
Прочитал книгу? Поставь оценку!
0 0

Концерт для Крысолова (СИ) краткое содержание

Концерт для Крысолова (СИ) - описание и краткое содержание, автор " Мелф", читать бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Lib-King.Ru.

Предупреждения: гомосексуальные отношения, графическое описание сексуальных сцен, ненормативная лексика. Для особо одаренных: я не фашист и не антисемит. Основное предупреждение: Возможно, любители и ценители истории Третьего Рейха сочтут данное произведение не удовлетворяющим их требованиям или даже оскорбляющим их чувства. На что я могу с полной искренностью заявить – читайте что-нибудь другое.

Концерт для Крысолова (СИ) - читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Концерт для Крысолова (СИ) - читать книгу онлайн бесплатно, автор " Мелф"

Концерт для Крысолова

СодержаниеБлагодарности Часть 1. Крысолов и его дети

1910–1918. Скрипка в военном оркестре. Ронни

1921-22. Дуэт скрипки и фортепиано. Бальдур

Антракт. 1924. Эдди

1925. Дуэт для фортепиано и виолончели. Гитлер

1927. Игра в четыре руки. Пуци Часть 2. Мост через пропасть

1935–1938. Трубы и барабаны. Пауль

1942. Я знаю, жив Спаситель мой. Рейнхард, Рональд, Рихард

1945. Dies irae

24 мая 1946 года. Нюрнбергский Международный трибунал.

1946. Lacrimosa A.Информация о произведенииB.Информация о FB2-документеC.Информация о конвертации

Концерт для Крысолова

Мелф

Аннотация

Автор выражает ну очень искреннюю благодарность Бальдуру фон Шираху, который вовсю мешал мне работать. Факт в том, что я параллельно переводил с немецкого книгу вышеупомянутого товарища, и кое-о-чем, о чем, вообще-то, очень хотелось написать в своей вещи, не написал. Не смог. Из уважения к автору воспоминаний «Я верил Гитлеру», еще не изданных на русском языке. Я бы чувствовал себя чем-то вроде воришки… Шираху еще предстоит поговорить с русским читателем, и мешать ему в этом я не имею права. Так что, по большей части моя вещь основана на фактах общеизвестных — и, разумеется, на вымысле, на который я, в свою очередь, оставляю себе право как автор, а не историк.

Эта вещь является первой частью дилогии — так уж случилось, что сначала читатели познакомились со второй частью, «Бог моей весны», в данный момент находящейся в процессе переработки, в результате которой данный роман и повесть «БМВ» и составят дилогию.

Предупреждения: гомосексуальные отношения, графическое описание сексуальных сцен, ненормативная лексика.

Для особо одаренных: я не фашист и не антисемит.

Основное предупреждение:

Возможно, любители и ценители истории Третьего Рейха сочтут данное произведение не удовлетворяющим их требованиям или даже оскорбляющим их чувства. На что я могу с полной искренностью заявить — читайте что-нибудь другое.

18+

Памяти всех жертв нацизма

   Ну а мной — кончается строй бригад,

   Я самый последний крот, арьергард.

   Я иду. Я всем ходокам ходок.

   А будет привал — засну, умру, не опомнюсь.

   В нас, кротах, силен основной рефлекс:

   Велят умереть — умри, родиться — родись.

   Плюс мы спешим, мы шествуем далеко,

   на Северный Полюс,

   Чтоб на нем, присвоив его себе, создать парадиз.

   И хотя над Полюсом ночь густа,

   С ней справится зоркий глаз, глаз крота.

   Всяк жонглер, на ярмарке шут любой, —

   Пока мы течем вокруг, бряцая надсадно, —

   Прям стоит и вертит в уме цифирь

   (горазд не горазд считать, удал не удал):

   мол, клык за клык, за хвост полтора хвоста,

   три, стало быть, за два.

   А итог выходит всегда другим, чем он ожидал.

   Эй, басы! Мигните-ка там альтам.

   Из Моцарта что-нибудь — нам, кротам.

Михаил Щербаков.

Благодарности

Автор выражает искреннюю благодарность:

Снарке — за неоценимую помощь в поиске документальных материалов,

Сенси — за скрипку Рональда Гольдберга,

Хайнриху фон Фламмеру — за то, что всегда смеялся вместе с Бальдуром,

Морису — за любовь и веру в Бальдура,

Аше — за веру в автора.

Часть 1. Крысолов и его дети

Содержание

1910–1918. Скрипка в военном оркестре. Ронни

1921-22. Дуэт скрипки и фортепиано. Бальдур

Антракт. 1924. Эдди

1925. Дуэт для фортепиано и виолончели. Гитлер

1927. Игра в четыре руки. Пуци

1910–1918. Скрипка в военном оркестре. Ронни

С пяти лет Ронни Гольдберг был ясновидцем.

Разумеется, это звучит вовсе не так естественно, как «он был футболистом» или «он был недотепой», но для него ясновидение, во всяком случае до десяти лет, было чем-то само собой разумеющимся — более того, Ронни Гольдберг даже и не подозревал о том, что это — нечто такое, что отличает его от других.

У него не было хрустального шара с таинственной молочной мутью в глубине. Он не умел читать по строгим квадратным лицам случайно выпадающих дам и валетов. А жирно-коричневая кофейная гуща размывалась под струей воды из крана, так и не успев сообщить никаких тайн. У него были карие глаза сынов Израилевых, но не было тяжелого, проницательного, временами стекленеющего и проникающего в тайны будущего взгляда.

Зато у Ронни была стена. Стенка его комнаты, на которую он всегда долго смотрел, прежде чем заснуть, была обклеена дешевыми светло-желтыми обоями с коричневатыми завитушками. На ней сиротливо висела дешевая картинка в рамке — долговязый Гаммельнский крысолов уводил из неблагодарного города розовых ненапуганных детей в белых фартучках. По ночам на стену криво падал бледный блик уличного фонаря. Ронни смотрел на завитушки, изменившие цвет, и иногда видел кое-что. Да кто в детстве не высматривал всяких рожиц на стенах… Только Ронни, в отличие от других детей, которые не хотят засыпать вовремя, видел не рожицы, не сказочных чудовищ, а вещи самые обыкновенные. В шесть лет, например, увидел маму, которая со злым, раскрасневшимся лицом искала что-то в ящиках письменного стола. Ронни откуда-то знал, что ищет она исписанную половинку тетрадной обложки (страшно нужное что-то было на ней накарябано), которая в данный момент лежала в книге, а книга — на журнальном столике. Он бы хотел подсказать ей, но не знал, как — ведь он просто видел все это, а настоящая мама спала в своей комнате.

Ясновидение началось в пять лет, тогда же, когда кончился отец. Не скончался, а именно кончился, как кончаются праздники — ты, усталый, валишься спать с приторным привкусом во рту, гудящим призраком гама в ушах, цветным туманом в голове, и усталость переходит в беспамятство, в котором изредка вспыхивают угасающие огоньки. А наутро просыпаешься с разочарованием и слабым недоумением: праздник кончился, и вчерашний день не повторится никогда-никогда… а был ли он вообще? — к полудню он помнится уже робко и неотчетливо, будто сон.

Отец Ронни был человеком-праздником — и вот потому-то однажды его пятилетний сын проснулся, увидел, что нет на вешалке в прихожей отцовского короткого пальто, черного, маленького и растрепанного, словно вороненок — и сразу понял, что и этот праздник кончился, вороненок, возможно, улетел куда-то в серо-белый лабиринт заснеженных крыш, а его хозяин, шумный чародей, отец — тоже исчез и никогда не вернется. Начались будни. И как ужасно принимать их теперь — если все, что было до, помнится обстоятельно, как добрая и головокружительно волшебная сказка Андерсена.

И будни действительно начались — нескончаемые, черно-белые, ни шаткие ни валкие, неаккуратные, как буквы, что вечерами Ронни писал в старой тетрадке под диктовку матери.

Как сон помнилось все, что было с отцом, при отце — веселая вертлявая мелодия, порхающая в полутьме кабачка — крошечная нахальная феечка, щекотно целующая всех в кончик носа или уголок рта; улыбки и покашливания, постукиванья об пол носками старых башмаков, вознаграждающие музыканта дороже, чем аплодисменты, сильные пальцы с редкими темными волосками на нижних фалангах, которые с мягкой точностью хватали Ронни за маленькие, чумазые, вялые пальчики и показывали, как зажимать струну… Си открытая, ми открытая, Ронни.

Поделиться книгой

Оставить отзыв