Гимт Светлана — Игра в полнолуние

Тут можно читать онлайн книгу Гимт Светлана - Игра в полнолуние - бесплатно полную версию (целиком). Жанр книги: Проза прочее. Вы можете прочесть полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и смс на сайте Lib-King.Ru (Либ-Кинг) или прочитать краткое содержание, аннотацию (предисловие), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.

Игра в полнолуние
Количество страниц: 22
Язык книги: Русский
Издатель: ЛитРес: Самиздат
Прочитал книгу? Поставь оценку!
0 0

Игра в полнолуние краткое содержание

Игра в полнолуние - описание и краткое содержание, автор Гимт Светлана, читать бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Lib-King.Ru.

Лера Краузе – талантливая пианистка, но она может потерять зрение. Её продюсер готов оплатить операцию и предложить контракт. Казалось бы, Леру ждет слава, деньги, возможность заниматься любимым делом. Но у любой медали есть обратная сторона. И что делать, если вдруг узнаёшь: тебя пытаются превратить в марионетку, а твою жизнь – в вечный театр? Где на афишах – маски, а каждый спектакль проходит в обманчивом лунном свете.Обложка создана автором книги.

Игра в полнолуние - читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Игра в полнолуние - читать книгу онлайн бесплатно, автор Гимт Светлана

Глава 1

Девушка в золотистом концертном платье стояла за кулисой, опираясь на белую трость. Распахнутая синева ее глаз была странно-неподвижной, над чуть вздернутой верхней губой, белел тонкий шрамик. Пожилой конферансье, которого она держала под руку, сочувственно сжимал ее пальцы. Суетливо и быстро, как суслик, выглядывающий из норы, он зыркнул из-за кулисы в сумрак зрительного зала. Углядев в единственном занятом кресле представительного мужчину лет пятидесяти, шепнул:

– Пришел, буржуин! Ты запомни: в партере сидит, почти посередке. Будешь кланяться – знай, куда, – деловито инструктировал он. И вдруг опасливо добавил: – Ох, Лерочка, что-то душа болит… Убей меня, не верю я этим меценатам!

– Дядь Вась, не пугай ты меня, пожалуйста! – зашептала девушка, еще сильнее вцепляясь в рукав его смокинга, надетого в «неконцертный» день ради выступления племянницы. – Как хоть он выглядит? Не злой?

– Да черт его знает… Как говорили у нас во Львове, фасад солидный – а шо за ним, не видно, – ответил дядя Вася. И добавил с сомнением: – Может, не связываться, а? Может, сами справимся?

Она коротко вдохнула, пригладила темные волосы, спускавшиеся на полуобнаженные плечи густыми волнами. И решительно сказала:

– Нет уж, веди. Только объявляй помедленнее.

Бережно поддерживая под руку, конферансье повел ее к роялю. Пианистка нащупывала путь белой тростью – её кончик метался по полу, как испуганный птенец. Подойдя к инструменту, Валерия оперлась на него, отпустив руку дяди. Незаметно погладила глянцевый бок рояля. Он был как ручной кит – большой, спокойный. И, как всегда, это прикосновение придало ей сил.

Она услышала, как конферансье сделал шажок вперед. Старательно откашлявшись, объявил, перемежая слова торжественными паузами:

– Людвиг! Ван! Бетховен! Соната номер четырнадцать, лунная. Исполняет Валерия Краузе.

Шагнув назад, он мягко, чтобы не испугать прикосновением, взял племянницу за плечо и усадил за рояль. Пианистка провела пальцами по вискам, заправляя пряди волос за уши. Выпрямилась; на шее блеснул серебряный крестик. Узкая ступня в концертной туфельке нащупала педаль.

…Единственный ее зритель – меценат Савва Аркадьевич Шерман, нежно любивший шансон и оттого всегда зевавший в филармонии – терпел ее приготовления, сидя в сумраке зала, как в кабаке: широко расставив ноги, по-свойски расстегнув пиджак и пуговицу брюк. Его костюм из натуральной шерсти был того благородно-синего цвета, который, несомненно, имеет название – но известное далеко не каждому. Аквамариновая рубашка, обтянув надутое послеобеденное пузо, складкой легла под грудью. Меценат походил на бульдога: он был широколиц, с плотной щетиной темных волос, стоявших бобриком, и темной бородой-эспаньолкой, обтекавшей губы. Рот его расслабленно изгибался книзу, под прикрытыми веками томилась скука. Но интерес охотника ожил в сонных глазах, как только пианистка скользнула ладонями по черно-белой душе рояля.

Кончики ее пальцев дрогнули, поклонились клавишам, призывая далекий гром первого аккорда – и темный зал отозвался, ахнул, полной грудью вдыхая музыку. Вызвав триаду звуков, Лера повторила ее, повела выше. Чем дальше текла река мелодии, тем требовательнее становились руки. Отражаясь от стен и потолка, загустевая в пустоте зала, голос рояля заполнял собой всё. И вот уже плещет и дробится в хрустальном звоне набравшая полную силу музыка.

Рояль говорил, сильно и мощно, и история чьей-то жизни, льющаяся из него, неожиданно тронула Шермана. Его правая рука шевельнулась сама по себе, пальцы побежали по невидимым клавишам, вторя движениям пианистки. Это был знак, тайная и самая верная примета продюсера, указывающая на перспективного музыканта. Меценат вздернул бровь, и, поправив лацканы пиджака, сел прямо.

А Лера уже играла presto agitato1. Мелодия билась, швыряя в ночь грохот финальных аккордов. Руки пианистки в последний раз взлетели над клавишами – и упали на колени обессилевшими птицами, пересекшими бурный океан.

***

Повисла тишина. Мгновение Лере казалось, что она играла пустоте. Что меценат, ради которого она вышла сегодня на сцену, ушел, недослушав, недооценив. И поэтому – всё напрасно.

Но из зала полновесным восхищением вылетели аплодисменты. И к ней потек густой, как патока, бас:

– Ну молоде-е-е-ец, молоде-е-е-ец! – хлопки стихли, но в голосе по-прежнему звучал восторг. – Надо же, удивила! Давай-ка познакомимся, звезда моя. Уже поднимаюсь.

Она с невыразимой надеждой потянулась на звук. Скрипнуло кресло, шаги приблизились, обогнули сцену и поднялись на нее. Серая тень качнулась перед глазами, застилая даже тот слабый свет, что еще могла видеть Лера. Она услышала йодистый запах моря, смешанный с ароматами горькой полыни и кедра. Дорогой одеколон. Конечно, ведь Шерман – очень богатый человек.

– Зови меня Савва Аркадьевич. А ты, я знаю, Валерия. Или Лера, да? Позволишь?.. – спросил он, беря ее за руку. Она почувствовала, как к коже прильнули мокрые губы, как укололи усики – и вздрогнула, борясь с неожиданным желанием стереть с руки этот вежливый поцелуй.

– Валерия, вам помочь? – в голосе конферансье, снова вышедшего на сцену, слышалась плохо скрытая тревога. Шерман добродушно ответил:

– Проводи-ка нас в гримерку, братец. Полагаю, мадемуазель позовет меня выпить кофе? Или чаю, минералки – чего там у вас дают.

«Заодно обсудим дела», – прощекотал он ей на ухо. А вслух сказал, подбадривая:

– И не боись, голуба, я не ем детей.

Лера кивнула и, напряженно улыбаясь, поднялась с банкетки. Меценат цепко взял ее за локоть, повел, направляя.

В закулисной темноте ее глаза совсем отказались видеть. И она шла, повинуясь его руке. Двадцать четыре осторожных шага до гримерки. Мимо пахнущих пылью декораций, сваленных так, что пришлось протискиваться. Мимо урны, из которой кисло несет окурками и гнилым яблоком. По скрипучему полу со щербинами сучков. Пианистка прекрасно знала эту дорогу и шла бы увереннее, если бы не так слабели ноги и колотило в груди. Но Шерман крепко держал ее – словно собственность.

Конферансье щелкнул лапкой замка, тонкий скрип резанул слух. Из-за открывшейся двери пахнуло табачным дымом и пудрой.

– Осторожно, звезда моя, тут порог, – любезно предупредил Савва Аркадьевич и повел ее к креслу. Опустившись в него, Лера нащупала за спиной маленькую подушку и неловко пристроила ее на коленях. Тьма перед глазами стала серой, чернильные облака теней качались, становясь то гуще, то светлее – но ни лиц, ни очертаний предметов Лера видеть не могла.

– Я в коридоре подожду, – буркнул дядя Вася. Прошаркал к выходу, и дверь тихо ухнула, закрывшись.

Шерман завозился в кресле.

– Волнуешься, голуба? Не надо. Нету толку от волнений, – пояснил он, и в его голосе слышалось искреннее сочувствие. – Помогу я тебе, и без прослушивания бы обошлись… Хотя ты меня удивила. Прямо-таки готовая звезда! Так что найдем мы тебе местечко.

– Савва Аркадьевич, я не прошусь на сцену! – быстро сказала Лера. – Мне бы только зрение вернуть, а дальше я сама.

– Ну-у, зачем сама? Любому продюсеру, звезда моя, нужны хорошие музыканты. Играешь классику – будет тебе классика. Вот слышала ты, к примеру, про Майю Серебрянскую? Можешь работать с ней.

Лера невольно ахнула. Еще бы ей не знать о Серебрянской! Своего рода сестра по несчастью, скрипачка, потерявшая зрение. Она была знаменитой, успешной настолько, что ее аранжировки Крейслера и Вивальди слушали за пределами России. Познакомиться с ней – чудо. А уж работать!..

– Савва Аркадьевич, вы не представляете, как мне этого хочется! Я восхищаюсь Майей. И к вам, если честно, обратилась после того, как послушала передачу о ней, – призналась Валерия. – Майя так тепло отзывалась о вас, говорила, что вы ей помогли с операцией. И не бросили потом, когда выяснилось, что она так и останется слепой.

Поделиться книгой

Оставить отзыв