Сабатини Рафаэль — Приключения капитана Блада. Роман, повести

Тут можно читать онлайн книгу Сабатини Рафаэль - Приключения капитана Блада. Роман, повести - бесплатно полную версию (целиком). Жанр книги: Юмор. Вы можете прочесть полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и смс на сайте Lib-King.Ru (Либ-Кинг) или прочитать краткое содержание, аннотацию (предисловие), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.

Приключения капитана Блада. Роман, повести
Жанр: Юмор
Количество страниц: 173
Язык книги: Русский
Язык оригинальной книги: Английский
Издатель: Нюанс
Город печати: Ярославль
Год печати: 1994
ISBN: 5-88610-004-0
Прочитал книгу? Поставь оценку!
0 0

Приключения капитана Блада. Роман, повести краткое содержание

Приключения капитана Блада. Роман, повести - описание и краткое содержание, автор Сабатини Рафаэль, читать бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Lib-King.Ru.

В очередной том «Новой библиотеки приключений» вошли два исторических приключенческих романа английского писателя Р. Сабатини (1875 - 1950) «Одиссея капитана Блада» и «Хроника капитана Блада», а также ряд повестей, объединенных под общим названием «Удачи капитана Блада».

Приключения капитана Блада. Роман, повести - читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Приключения капитана Блада. Роман, повести - читать книгу онлайн бесплатно, автор Сабатини Рафаэль

- Я был там, ваша честь, для того, чтобы врачевать раны лорда Гилдоя.

- Что такое? Ты хочешь сказать нам, что ты доктор?

- Да, я окончил Тринити-колледж в Дублине.

- Боже милосердный! - вскричал Джефрейс, в голосе которого вновь зазвучала сила. - Поглядите на этого мерзавца! - обратился он к членам суда. - Ведь свидетель показал, что несколько лет назад встречал его в Танжере как офицера французской армии. Вы слышали и признание самого подсудимого о том, что показания свидетеля правильны.

- Я признаю это и сейчас. Но вместе с тем правильно также и то, что сказал я. Несколько лет мне пришлось быть солдатом, но раньше я был врачом и с января этого года, обосновавшись в Бриджуотере, вернулся к своей профессии доктора, что может подтвердить сотня свидетелей.

- Не хватало еще тратить на это время! Я вынесу приговор на основании твоих же собственных слов, подлец! Еще раз спрашиваю: как ты, выдающий себя за врача, мирно занимавшегося практикой в Бриджуотере, оказался в армии Монмута?

- Я никогда не был в этой армии. Ни один свидетель не показал этого и, осмеливаюсь утверждать, не покажет. Я не сочувствовал целям восстания и считал эту авантюру сумасшествием. С вашего разрешения, хочу спросить у вас: что мог делать я, католик, в армии протестантов?

- Католик? - мрачно переспросил судья, взглянув на него. - Ты - хныкающий ханжа-протестант! Должен сказать тебе, молодой человек, что я носом чую протестанта за сорок миль.

- В таком случае, удивляюсь, почему вы, обладая столь чувствительным носом, не можете узнать католика на расстоянии четырех шагов. С галерей послышался смех, немедленно умолкший после направленных туда свирепых взглядов судьи и криков судебного пристава.

Подняв изящную, белую руку, все еще сжимавшую носовой платок, и подчеркивая каждое слово угрожающим покачиванием указательного пальца, Джефрейс сказал:

- Вопрос о твоей религии, мой друг, мы обсуждать не будем. Однако запомни, что я тебе скажу: никакая религия не может оправдать ложь. У тебя есть бессмертная душа. Подумай об этом, а также о том, что всемогущий бог, перед судом которого и ты, и мы, и все люди предстанем в день великого судилища, накажет тебя за малейшую ложь и бросит в бездну, полную огня и кипящей серы. Бога нельзя обмануть! Помни об этом всегда. А сейчас скажи: как случилось, что тебя захватили вместе с бунтовщиками? Питер Блад с изумлением и ужасом взглянул на судью:

- В то утро, ваша честь, меня вызвали к раненому лорду Гилдою. По долгу профессии я считал своей обязанностью оказать ему помощь.

- Своей обязанностью? - И судья с побелевшим лицом, перекошенным усмешкой, гневно взглянул на Блада. Затем, овладев собой, Джефрейс глубоко вздохнул и с прежней мягкостью сказал: - О, мой бог! Нельзя же так испытывать наше терпение. Ну хорошо. Скажите, кто вас вызывал?

- Находящийся здесь Питт. Он может подтвердить мои слова.

- Ага! Подтвердит Питт, уже сознавшийся в своей измене. И это - ваш свидетель?

- Здесь находится и Эндрью Бэйнс. Он скажет то же самое.

- Дорогому Бэйнсу еще предстоит самому ответить за свои прегрешения.

Полагаю, он будет очень занят, спасая свою собственную шею от веревки. Так, так! И что все ваши свидетели?

- Почему же все, ваша честь? Можно вызвать из Бриджуотера и других свидетелей, которые видели, как я уезжал вместе с Питтом на крупе, его лошади.

- О, в этом не будет необходимости, - улыбнулся верховный судья. - Я не намерен тратить на вас время. Скажите мне только одно: когда Питт, как вы утверждаете, явился за вами, знали ли вы, что он был сторонником Монмута, в чем он уже здесь сознался?

- Да, ваша честь, я знал об этом.

- Вы знали! Ага! - И верховный судья грозно посмотрел на присяжных заседателей, съежившихся от страха. - И все же, несмотря на это, вы поехали с ним?

- Да, я считал святым долгом оказать помощь раненому человеку.

- Ты называешь это святым долгом, мерзавец?! - заорал судья. - Боже милосердный! Твой святой долг, подлец, служить королю и богу! Но не будем говорить об этом. Сказал ли вам этот Питт, кому именно нужна была ваша помощь?

- Да, лорду Гилдою.

- А знали ли вы, что лорд Гилдой был ранен в сражении и на чьей стороне он сражался?

- Да, знал.

- И тем не менее, будучи, как вы нас пытаетесь убедить, лояльным подданным нашего короля, вы отправились к Гилдою?

На мгновение Питер Блад потерял терпение.

- Меня занимали его раны, а не его политические взгляды! - сказал он резко.

На галереях и даже среди присяжных заседателей раздался одобрительный шепот, который лишь усилил ярость верховного судьи.

- Господи Исусе! Жил ли еще когда-либо на свете такой бесстыжий злодей, как ты? - И Джефрейс повернул свое мертвенно-бледное лицо к членам суда. - Я обращаю ваше внимание, господа, на отвратительное поведение этого подлого изменника. Того, в чем он сам сознался, достаточно, чтобы повесить его десять раз… Ответьте мне, подсудимый, какую цель вы преследовали, мороча капитана Гобарта враньем о высоком сане изменника Питта?

- Я хотел спасти его от виселицы без суда.

- Какое вам было дело до этого негодяя?

- Забота о справедливости - долг каждого верноподданного, - спокойно сказал Питер Блад. - Несправедливость, совершенная любым королевским слугой, в известной мере бесчестит самого короля.

Это был сильный выпад по адресу суда, обнаруживающий, как мне кажется, самообладание Блада и остроту его ума, особенно усиливавшиеся в моменты величайшей опасности. На любой другой состав суда эти слова произвели бы именно то впечатление, на которое и рассчитывал Блад. Бедные, малодушные овцы, исполнявшие роли присяжных, заколебались. Но тут снова вмешался Джефрейс.

Он громко, с трудом задышал, а затем неистово ринулся в атаку, чтобы сгладить благоприятное впечатление, произведенное словами Блада.

- Владыка небесный! - закричал судья. - Видали вы когда-нибудь такого наглеца?! Но я уже разделался с тобой. Кончено! Я вижу, злодей, веревку на твоей шее!

Выпалив эти слова, которые не давали возможности присяжным прислушаться к голосу своей совести, Джефрейс опустился в кресло и вновь овладел собой. Судебная комедия была окончена. На бледном лице судьи не осталось никаких следов возбуждения, оно сменилось выражением тихой меланхолии. Помолчав, он заговорил мягким, почти нежным голосом, однако каждое его слово отчетливо раздавалось в притихшем зале:

- Не в моем характере причинять кому-либо вред или радоваться чьей-либо гибели. Только из сострадания к вам я употребил все эти слова, надеясь, что вы сами позаботитесь о своей бессмертной душе, а не будете способствовать ее проклятию, упорствуя и лжесвидетельствуя. Но я вижу, что все мои усилия, все мое сострадание и милосердие бесполезны. Мне не о чем больше с вами говорить. - И, повернувшись к членам суда, он сказал: - Господа! Как представитель закона, истолкователями которого являемся мы - судьи, а не обвиняемый, должен напомнить вам, что если кто-то, хотя бы и не участвовавший в мятеже против короля, сознательно принимает, укрывает и поддерживает мятежника, то этот человек является таким же предателем, как и тот, кто имел в руках оружие. Таков закон! Руководствуясь сознанием своего долга и данной вами присягой, вы обязаны вынести справедливый приговор.

После этого верховный судья приступил к изложению речи, в которой пытался доказать, что и Бэйнс и Блад виновны в измене: первый - за укрытие предателя, а второй - за оказание ему медицинской помощи. Речь судьи была усыпана льстивыми ссылками на законного государя и повелителя - короля, поставленного богом над всеми, и бранью в адрес протестантов и Монмута, о котором он сказал, что любой законнорожденный бедняк в королевстве имел больше прав на престол, нежели мятежный герцог. Закончив свою речь, он, обессиленный, не опустился, а упал в свое кресло и несколько минут сидел молча, вытирая платком губы. Потом, корчась от нового приступа боли, он приказал членам суда отправиться на совещание.

Поделиться книгой

Оставить отзыв