Званцев Сергей — Никакого шпионажа(Сатирический рассказ)

Тут можно читать онлайн книгу Званцев Сергей - Никакого шпионажа(Сатирический рассказ) - бесплатно полную версию (целиком). Жанр книги: Советская классическая проза. Вы можете прочесть полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и смс на сайте Lib-King.Ru (Либ-Кинг) или прочитать краткое содержание, аннотацию (предисловие), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.

Никакого шпионажа(Сатирический рассказ)
Количество страниц: 11
Язык книги: Русский
Издатель: Ростовское книжное издательство
Город печати: Ростов-на-Дону
Год печати: 1963
Прочитал книгу? Поставь оценку!
10 1

Никакого шпионажа(Сатирический рассказ) краткое содержание

Никакого шпионажа(Сатирический рассказ) - описание и краткое содержание, автор Званцев Сергей, читать бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Lib-King.Ru.

Сергей Званцев (настоящее имя Александр Исаакович Шамкович) — русский советский писатель, драматург, фельетонист.

Никакого шпионажа(Сатирический рассказ) - читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Никакого шпионажа(Сатирический рассказ) - читать книгу онлайн бесплатно, автор Званцев Сергей

Сергей Званцев

НИКАКОГО ШПИОНАЖА

ГЛАВА ПЕРВАЯ

иверсантов надо отбирать с осмотрительностью. Это очень хорошо знал начальник западноберлинской школы антисоветских идеологических агентов Эрик Кнаббе, неглупый от природы и умудренный жизнью человек. Но что оставалось делать, если человеческий материал, поступавший к Кнаббе, был не слишком первого сорта!

Конечно, Кнаббе, прошедший в войну нелегкий путь от общевойскового лейтенанта до штандартенфюрера СС, легко мог бы подобрать ловких, беспощадных и знающих свое дело бывших нацистов, офицеров СС и СА, но некое Лицо, облеченное властью, сказало:

— Мой милый Кнаббе, в школу надо принимать людей не старше тридцати пяти. Даже своим возрастом они должны внушать некоторое доверие, ну хотя бы явной невозможностью заподозрить их в том, что они были членами национал-социалистской партии.

Лицо добавило фразу, которая не раз заставляла Кнаббе задумываться и злиться:

— Внушите своим воспитанникам полнейшую корректность в работе. Никаких отравленных ампул, радиопередатчиков и прочей романтической чепухи. Ваши воспитанники — бойцы идеологического фронта, а не шпионы!

Далее Лицо подробно ознакомило начальника школы с его сложными и небывалыми задачами. За годы, прошедшие после проигранной войны, в Кнаббе выработалась способность критически относиться к распоряжениям начальства, поэтому он с трудом подавил в себе досаду. В глубине души экс-штандартенфюрер был убежден, что именно ампула с ядом и хорошо налаженный передатчик куда сподручнее, чем выдуманная этими модниками «идеологическая диверсия». Но он был исполнителен и энергичен. Бывшие заключенные малоизвестного, небольшого, но оборудованного по последней технике концлагеря «Броккен» могли бы рассказать об энергии и исполнительности Кнаббе. Но, как вполне основательно полагал сам Кнаббе, на свете не осталось ни одного бывшего заключенного «Броккена» и поэтому, собственно, рассказывать было некому. Кнаббе и не стремился к популярности. С него было достаточно, что в соответствующих сферах Западной Германии его оценили как человека с головой. Да иначе ему и не поручили бы столь тонкого дела, как засылка в Россию людей, преданных делу объединения Германии под флагом Бонна и готовых повернуть сознание русских людей в нужном направлении: это и была массовая идеологическая диверсионная работа — изобретение наших дней.

Запрятав в глухой ящик собственное недоверие к новинке, Кнаббе спросил Лицо о кадрах и получил кривую, довольно обидную улыбку сожаления и вежливый обстоятельный ответ:

— Дорогой мой, вы забыли о весьма распространенном в наше время туризме. Сколько немцев из Западной Германии едет в Россию летом на вакации? Скажем, двадцать тысяч. И вот представьте: каждый из этих двадцати тысяч… Хорошо, согласен, это громоздко. Пусть только тысяча немцев, абсолютно преданных нашей идее, приедут в Россию в качестве туристов… Как вы сказали, мой милый?

— Я сказал — приедут с документами туристов, — теряя вдруг уверенность, повторил Кнаббе.

— Чепуха, — небрежно заметило Лицо, — в вас чувствуется старая, простите, устаревшая школа. Нет, именно тысяча подлинных туристов, проникнутых сознанием, точнее психологией туризма. Они не только должны войти в порученную им роль — в этом-то и состоит отличие моей идеи от старых методов, — но и должны чувствовать свою подлинность. Вы знаете систему Станиславского?

— Нет! — несколько более отрывисто, чем позволял хороший тон, выпалил Кнаббе.

— Очень жаль, — снисходительно, как добрый учитель с малоспособным учеником, отозвалось Лицо, — Станиславский — крупный театральный деятель России, он утверждал, что актер должен уметь почувствовать себя, скажем, Гамлетом. Я не очень интересуюсь, как это достигается на сцене, но твердо убежден, что в жизни здесь имеется только один путь: человек и должен быть тем, за кого он себя выдает. Гамлет? Да, он Гамлет, он в этом убежден, и его не собьешь. Он Гамлет, но Гамлет, которому индуцирована, как говорят психиатры, новая, полезная нам идея. В данном случае — идея превосходства немцев, а значит — идей немецкого главенства. В конце концов в мире побеждает не танк и не ракета, а психология, или — что то же самое — идеология. Вы согласны?

— О, безусловно! — поспешно сказал Кнаббе, понимая, что любой вид оппозиции, в том числе постоянное непонимание, может стоить ему дорого.

Лицо внимательно поглядело на Кнаббе, чему-то улыбнулось и продолжало:

— Завоевать головы интеллигенции России — это значит завоевать Россию. Вы обучаете несколько сот немцев-интуристов, едущих в Россию, или собирающихся ехать, или готовых поехать… Ну, конечно, происходит какой-то предварительный, чисто психологический отбор! И вы в своей школе…

— В школе?! — вырвалось у Кнаббе.

— Классов не будет, — успокоило Лицо. — Попросту специалисты по России мило беседуют с будущими туристами. Каждый специалист в пределах своей специальности объясняет ту или иную отрасль русской жизни, делая упор на особенности русской психологии: доверчивость, гостеприимство и так далее. Что? Попутный сбор сведений о номерных заводах и об их продукции? Совершенно не требуется. Подкуп должностных лиц? Нет, нет и нет. Не путайте разные отрасли работы, мой милый. Никакого шпионажа! Турист есть турист.

— Но если в ходе туристской поездки откроется возможность установить с кем-то из русских далеко идущие связи? — с надеждой спросил старый разведчик.

— Что же, это неплохо и подлежит оплате, как экстра, то есть свыше порученного, — добродушно ответило Лицо. — Но в основном турист должен дать понять своему русскому знакомому интеллигенту, что в более интеллектуально развитых странах марксизм давно уже признается устаревшим и что ход истории в корне опроверг его.

— Ход истории в корне опроверг… — повторил Кнаббе, как молитву. — Это я тоже должен объяснить нашему туристу?

— Конечно, конечно, мой милый, — отозвался с некоторым раздражением высокий собеседник. — Надо, конечно, рассказать — без нажима, ради бога без нажима! — что современный капитализм переродился и что теперь налицо все условия для социального мира. Само особой, надо упомянуть — умоляю, не навязчиво! — что коммунизм лишает общество личной заинтересованности… Дорогой коллега, я вижу, вы записываете? Излишне, я пришлю вам консультантов, которые в совершенстве знают эту азбуку антикоммунизма. Я просто ориентирую вас лично.

— Уверяю вас, экселенц, я в курсе, — почтительно, но с достоинством заверил Кнаббе.

— Ах, вы в курсе? — протянуло Лицо с иронией. — Отлично! Так вот полезно, чтобы наши туристы тоже были в курсе. Они должны ясно себе представить, что коммунизм пренебрегает духовными интересами человека. Этот тезис надо особенно усвоить нашим путешественникам. Но вот вопрос: в какое именно русло полезно направить их психологическое воздействие? Позвольте тут процитировать небольшой абзац из журнала «Ауссенполитик», издаваемого в Бонне. Кстати, вы читаете этот журнал?

— Н-не всегда, — промямлил Кнаббе.

— А надо бы всегда, — наставительно заметило Лицо. — Итак, цитата: «Необходимо использовать все средства современной пропаганды, умелые приемы психологической борьбы, необходимо насаждать нашу мораль и идеологию в общественном сознании населения стран коммунистического лагеря. Используя национальные различия, религиозные предрассудки, человеческие слабости — зависть, женское тщеславие, стремление к удовольствиям, необходимо развить индифферентность к целям коммунистического государственного руководства».

— Даже женское тщеславие?! — удивился Кнаббе.

— Да, даже женское тщеславие, — подтвердило Лицо с такой уверенностью, точно не раз лично убеждалось в крепкой связи женского тщеславия с политикой. Спохватившись, Лицо продолжало: — Надо учить умению пользоваться и другими личными слабостями русских собеседников — скажем, карьеризм, обида, ревность, да мало ли у человека пороков и каждый — это дверь для вхождения нашей мысли, нашей идеи. Там, где дверь только чуть приоткрывается, ей, нашей мысли, надо уметь протискиваться! Вот какую линию поведения вы должны внушать вашим ученикам.

Поделиться книгой

Оставить отзыв