Тонких Василий Иванович — Совсем чужие

Тут можно читать онлайн книгу Тонких Василий Иванович - Совсем чужие - бесплатно полную версию (целиком). Жанр книги: Современная проза. Вы можете прочесть полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и смс на сайте Lib-King.Ru (Либ-Кинг) или прочитать краткое содержание, аннотацию (предисловие), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.

Совсем чужие
Количество страниц: 20
Язык книги: Русский
Издатель: Советская Россия
Город печати: Москва
Год печати: 1965
Прочитал книгу? Поставь оценку!
0 0

Совсем чужие краткое содержание

Совсем чужие - описание и краткое содержание, автор Тонких Василий Иванович, читать бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Lib-King.Ru.

В повести Василия Тонких «Совсем чужие» рассказана история любви шофера совхоза Григория Королева. Глубоки и светлы его чувства к Марине. Даже измена любимой, принесшая ему страдания, не могла поколебать его веры в светлое будущее их совместной жизни. Марина ушла от Григория. Обстоятельства ее жизни со вторым мужем складываются так, что она не может взять к себе ребенка. Вскоре Марина умирает, и ее сына воспитывает Григорий. Дружба его с мальчиком, забота о нем трогательно и убедительно изображаются в повести. Произведение пронизано гуманной мыслью: только то жизненно в нашем обществе, что в основе своей благородно, честно, не противоречит моральным устоям советского человека.

Совсем чужие - читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Совсем чужие - читать книгу онлайн бесплатно, автор Тонких Василий Иванович

Настроение у Марины испортилось на целый день. Она не понимала Николая. Ей представлялось, что он любил ее не всем сердцем, а какой-то его — частицей. Когда любят по-настоящему, у человека не бывает никаких колебаний. Для нее самой в их дружбе было все ясным и определенным. Она ни перед чем не останавливалась. А ему, видите ли, нужна проверка. «А может, так и делается в культурных семьях?» — задумалась она.

Марина насильно хотела заставить себя отвлечься от дум о прошлом. Но мысли снова назойливо и упрямо возвращали ее к старому: «Почему так произошло?» Иногда ей казалось, что виновата Татьяна Михайловна, которая своими холодными расчетами гасила в сыне его чувства к ней. Но и Николая она в это время совсем не оправдывала.

Вечером у нее разболелась голова. Она сидела на кровати задумчивая, кроткая, держа на руках сына. Григорий сразу заметил ее удрученность. Он подсел к ней, участливо спросил:

— Что запечалилась?

— Так просто, — ответила она.

Григорий не стал настаивать: скажет, когда отойдет. Пошел умываться. Долго чистил намыленной маленькой щеткой замасленные руки, вымыл лицо и шею, расплескав по полу вокруг таза воду.

Марина, поняв, что своим ответом не удовлетворила мужа, сказала:

— Игорьку что-то нездоровится.

Григорий вытерся полотенцем, подошел к жене и попросил на руки малыша.

Но Марина протянула шепотом:

— Не надо.

Григорий насупился, сел на стул: не отец, мол, зачем тебе беспокоиться. Неужели она не понимает, что ему жалко малыша? Он ведь всегда расстраивается, когда мальчик плохо себя чувствует. Ребенок плачет, Марина нервничает, Анастасия Семеновна охает и тяжело вздыхает. Разве может Григорий ко всему этому равнодушно относиться?

Марина успокаивала обидевшегося мужа:

— Игорек только заснул. Не надо его тревожить.

Григорий рано поужинал и лег спать. Ночью его разбудил беспокойный голос жены:

— Гриша, миленький, встань.

Григорий, ероша волосы, позевывая, спросил?

— Что случилось?

— Мальчик помирает… Беги за врачом… Я не могу бросить ребенка, а мама по такой грязи не дойдет и к утру…

Сон как рукой смахнуло. Григорий вскочил с кровати, стал быстро одеваться. Его коробило от извинений жены.

— Что ты мне тут причитаешь, — оборвал он ее.

У порога надел яловые сапоги, схватил с вешалки фуражку и фуфайку, на ходу одеваясь, скрылся за дверью.

Ночная темнота обдала Григория прохладной свежестью. Под ногами крутая грязь липла к сапогам. Григорий стряхивал с ног ошметки, шагал дальше, не сбавляя темпа. Через полчаса перед ним выступили из темноты неясные контуры двухэтажного здания больницы.

Молоденькая сестра выслушала Григория, виновато развела руками.

— Дежурный врач уехал по вызову в Пушкино.

— Человек умирает, а вы мне про Пушкино! — закричал Григорий. — Дайте мне врача!

— Ничем, гражданин, не могу вам помочь, — виновато заморгала она. — Идите сами на квартиру к детскому врачу Крапивиной. Если она согласится…

В доме Крапивиной горел свет. Григорий, подходя к крыльцу, услышал злобное рычание пса. Как только он поставил ногу на порожек, собака, загремев цепью, залаяла в бешеной ярости. Он отскочил в сторону. «Как медведь, зараза, сожрет к черту!» Григорий взял в руки прислоненную к стенке лопату, видно забытую хозяевами, загнал пса в его собачью конуру, громко застучал в наружную дверь. Вскоре загремели железные запоры. Из приоткрытой двери выглянул мужчина, оторопело спросил:

— Что у тебя в руках?

— Лопата, — ответил Григорий.

— Дай-ка ее сюда. Зачем пришел?

Григорий торопливо стал объяснять.

— Проваливай отсюда! — грубо отрубил мужчина и резко захлопнул дверь.

— Отвори! Я за делом пришел! — закричал Григорий. Но ответа не последовало.

Отойдя от дома, Григории поглядел на светящийся циферблат часов. Стрелки показывали три часа. Куда теперь идти? Ждать, пока вернется из Пушкина врач, или куда еще постучаться? Если с Игорем случится какая-нибудь беда, жена скажет: «Родной отец достал бы врача из-под земли, а ты не привел». Надо обязательно найти доктора. Буду ломиться во все двери, пока не добьюсь своего.

Из дома Крапивиных кто-то вышел на крыльцо, простудно закашлялся, попросил:

— Подождите, товарищ.

К Григорию подошла женщина в плаще и сапогах.

— Ведите меня. Возьмите мою сумку.

В доме у Григория никто не спал. Марина ходила по комнате, убаюкивала Игорька. Он беспрестанно плакал. Анастасия Семеновна поставила на плиту кружку с сосками, прокипятить.

Врач сняла пальто, сбросила с ног сапоги, в шерстяных носках прошла к кровати, стала осматривать ребенка. Она сама проворно распеленала малыша, прослушала, остановила взгляд на его лице.

Григорий, раздевшись, осторожно подошел к врачу, через ее плечо, вытянув шею, глядел на ребенка. На лбу у малыша выступили капельки пота, под ввалившимися глазами полумесяцами обозначилась синева.

Крапивина прощупала живот.

— Диспепсия, — заключила она.

— Жив-то будет или нет? — тревожно спросила Анастасия Семеновна.

— Будем надеяться, — ответила врач.

Она дала лекарство, выписала рецепт, стала собираться в обратный путь. Лицо у врача осунулось, но глаза поблескивали живо.

Марина поблагодарила ее, предложила остаться до утра.

— Муж вас утром отвезет на машине.

— Можно, — без всяких обиняков согласилась Крапивина. — Я сегодня почти не спала. Только пришла домой от одной больной девочки — и сразу к вам.

Вскоре она в другой комнате, прикрывшись пуховым платком, заснула.

— Ложись и ты, поспи, — сказал Григорий жене. — А я побуду с ним.

Марина устало повалилась на кровать. Игорек, полузакрыв глаза, стонал на руках у Григория. Только к самому утру Игорек затих, заснул. В лампе мигал огонь. Видно, выгорел весь керосин. Григорий подошел к ней, дунул сверху в пузырь. Огонь потух. Он поднес к кровати табуретку, сел, прислонившись спиной к свисавшей перине, покачивая на руках ребенка. Он боялся, что ребенок опять заплачет, если его положить в кровать.

Анастасия Семеновна дремала на стуле у плиты.

У Григория слипались глаза, все слабее покачивали ребенка его уставшие руки. И он задремал…

Очнулся Григорий от прикосновения жены. Она обняла его и крепко поцеловала. Игорька положили в кровать.

В комнате уже было светло. Яркий сноп солнечных лучей косо струился из окна на пол.

Григорий позавтракал и пошел за машиной. Когда он заехал домой, Крапивина его уже ожидала.

В пути он вел машину осторожно, боясь застрять с дорогим пассажиром в какой-нибудь колдобине.

У дома Крапивиной остановился, перед прощанием стал неумело извиняться за ночное посещение:

— Потревожил я вас…

Врач перебила его:

— Наша служба такая.

— Но ваш муж-то того, обиделся…

Крапивина улыбнулась, вышла из кабины, держась за ручку двери, сказала:

— Это хозяин мой. Часто его по ночам будят, вот он и ругается. Ребенка вашего я утром еще раз осмотрела. Обойдется все благополучно.

Возвращался Григорий с приподнятым настроением. Игорек теперь поправится. На больного-то наказнишься. А когда он здоровый, смеется, тянет свои ручонки, за отца принимает. И душа смягчается, какой бы злой ни был. Возьмешь его на руки, надуешь пузырем щеку, он хлоп по ней кулачком и завизжит от восторга. «Так, так, — скажет Анастасия Семеновна, — приучай родителей к порядку, чтобы никогда про тебя не забывали». Совсем не догадывается, что сын-то мне неродной, — улыбается Григорий.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Перед окнами мелькнула белая тенниска. В дом вошел Николай. Анастасия Семеновна изумленно ахнула, широко раскрыв беззубый рот.

— Здравствуйте! — громко произнес Николай и, шагнув к Григорию, подал ему руку.

— Присаживайся, — сдержанно пригласил Григорий и пододвинул ему стул.

Марину лихорадило. Но внешне она ничем не выдавала своего волнения.

— На станцию иду, — пояснил Николай. — Увидел у дома машину и зашел. Ты не туда едешь? А то подвез бы?

Поделиться книгой

Оставить отзыв